BAYDA
Family site
Среда, 13.12.2017, 19:04


                                                                 Фамильный сайт Байда
                                                                                                                                         Статьи

Приветствую Вас Гость | RSS
Категории каталога
О фамилии [11]
Значение, происхождение, история фамилии
Фамильная топонимика [5]
Наша география [8]
Где мы живем
Сколько нас [4]
Сколько нас в Украине, России, по всему миру?
Генеалогия рода [2]
Генеалогия разных ветвей нашего рода
Люди нашего рода [9]
О людях нашего рода
Я - тоже Байда [7]
Рассказ о себе
Ищу родственников [1]
О тех, кого мы разыскиваем
Статьи, воспоминания [5]

Меню сайта

Наш опрос
Знаете ли Вы свою родословную, хотя бы до прадеда, включительно?

Всего ответов: 1480

Главная » Статьи » Всё о фамилии Байда » Генеалогия рода


Древо рода. Байды в Юрковке
   Древо рода
 
     Байды в Юрковке

    Согласно документальным источникам, в начале XIX века в Юрковке проживало три семьи с фамилией Байда. Главой первой из них был Мартын Дмитриевич Байда, второй - Никита Семенович Байда, третьей - Матвей Лаврентьевич Байда. О родстве Матвея Байды с Мартыном и Никитой мы не имеем никаких свидетельств (хотя, отсутствие между ними всякой родственной связи кажется нам маловероятным ). Сами же Мартын и Никита в ревизской сказке 1811 года названы братьями. Их разные отчества заставляют нас предположить, что они могли быть только двоюродными братьями, но такое предположение, лишенное подтверждений в источниках, может быть принято лишь как рабочая гипотеза, поэтому, до прояснения данного вопроса, мы будем рассматривать роды Никиты и Мартына отдельно.
    Генеалогические древа составлены нами на основании изучения архивных материалов. Ниже, в Приложении мы приводим краткий обзор важнейших источников для изучения генеалогии родов села Юрковка. В настоящее время нами изучены далеко не все из этих источников, поэтому представленные здесь генеалогические древа подлежат дальнейшему редактированию и дополнению.

 ДРЕВО МАРТЫНА ДМИТРИЕВИЧА БАЙДЫ

Генеалогическое древо Мартына Дмитриевича Байды

     Древо построено с помощью компьютерной программы Древо Жизни. Построение генеалогического древа с помощью этой программы является достаточно  простым делом. Древа можно строить разного вида и включать в них самую разнообразную информацию, в том числе, фотографии. Вопрос только за информацией.
     Рисунок выше приведен здесь только для представления об общем виде древа (синим цветом показаны мужчины, бежевым - женщины). Более детальный вид древа приведен по ссылке древо Мартына Дмитриевича Байды (1748 г.р.) (только для зарегистрированных пользователей, категория - ПРОВЕРЕННЫЕ).

     Древо от Мартына Байды является самым многочисленным: на настоящий момент в него входят 86 членов семьи. На кладбище села Юрковка сохранилась могила одного из двух сыновей Мартына - Федора Мартыновича.

    Наиболее изучена ветвь рода, именно, по линии Федора Мартыновича: Мартын - Федор - Архип - Максим - Федор, она доведена почти до настоящего времени. Остальные ветви этого древа доведены, в основном, до конца XIX века. Продолжение некоторых их этих ветвей по документам Юрковки просто невозможно, поскольку в конце XIX века старшие члены семей мужского пола выезжали из Юрковки на постоянное жительство в другие места, главным образом, в Херсонскую губернию (Херсонская губерния в то время граничила с Киевской губернией).
     Согласно родовой традиции старшие сыновья отделялись, становясь родоначальниками новых ветвей Рода, младшие - оставались с родителями, заботясь о них и наследуя родовую собственность. А недостаток свободной земли в Юрковке в конце XIX веке, как впрочем и в других местностях, и приводил к массовым миграциям из родных мест...
      Поэтому дальнейшее документированное продолжение этих ветвей возможно уже только по документам той местности, куда они выехали. А это, в настоящее время - села и поселки Николаевской, Херсонской, Одесской областей, республики Крым. Поэтому и корни большинства родов Байд, проживающих сейчас на территории этих областей, находятся в Центральной Украине, а некоторых, возможно - именно в Юрковке.
     Но установить это можно только при обратном поиске - от настоящего в прошлое. И в этом случае исследование юрковской генеалогии рода дает очень ценную информацию для связки разорванных ветвей, когда исконное место жительства предков неизвестно.


   
А в большинстве случаев, это именно так и обстоит...


Могила Федора Байды

Плита на могиле Федора Байды.
Надпись на плите: "Камень гробной зде почивающаго
Р.Б. (раба божьего) Федора Байды
приставися 1856 года августа 11 дня"


      В отличие от крепостных, привязанных к одному хозяину и сменяющих место жительства только в случаях продаж другому хозяину, в большинстве случаев документированных, проследить сквозную генеалогию вольных поселенцев или государственных крестьян (каковыми, в большинстве, и были Байды) из-за подобных миграций весьма проблематично. Но возможно...

     Здесь необходимы: встречная добрая воля и помощь в подобных генеалогических поисках по другим селам Украины и ваше желание восстановить родословную своей семьи... Наш интерес - в соединении всех разорванных ветвей Рода в одно дерево!

 ДРЕВО НИКИТЫ СЕМЕНОВИЧА БАЙДЫ



Более детальный вид древа приведен по ссылке древо Никиты Семеновича Байды (1752 г.р.) 
(только для зарегистрированных пользователей, категория - ПРОВЕРЕННЫЕ)
.
    
     После 1811 года данные по семье Никиты Семеновича Байды в документах с.Юрковка отсутствуют. Вероятно, вся семья выехала из Юрковки. Куда? Неизвестно.


 ДРЕВО МАТВЕЯ ЛАВРЕНТЬЕВИЧА БАЙДЫ

Генеалогическое древо Матвея Лаврентьевича Байды 

Более детальный вид древа приведен по ссылке древо Матвея Байды (1772 г.р.)

(только для зарегистрированных пользователей, категория - ПРОВЕРЕННЫЕ).

[добавлено 08.10.2009 г.]

    Ветка Матвея Лаврентьевича Байды оказалась очень интересной, а история ее изучения  - в чем-то даже, поучительной.  Поэтому расскажем о ней подробнее. Тем более, что при изучении генеалогии  этой ветви пришлось столкнутся с вопросами почти детективного свойства. Судите сами, вот факты:

  • Впервые имя Матвея Байды появляется в одной из самых ранних сохранившихся исповедных росписей Юрковской церкви за 1812 год. О нем и его семье в исповедке содержится такая информация:

Ревизская сказка
Байденко Матвей, 40 лет
Жена его Мария, 36 лет
Дети их:
     Григорий, 10 лет
     Архип, 7 лет
     Максим, 5 лет
     Игнат, 3 года
     Александр, 2 года.

   Чехарда с фамилиями Байда-Байденко нас уже не должна удивлять, с этим в старых документах приходится сталкиваться постоянно.

  • В ревизской сказке 1858 года никаких записей ни о Матвее, ни о его потомках уже нет.

     Таковы факты.
     Куда же подевалась семья Матвея? Какой можно сделать вывод?
     Ну, насчет самого Матвея Лаврентьевича - понятно: на момент проведения ревизии 1858 года ему было бы уже 86 лет - скорее всего, к этому моменту он уже умер. Но где его пятеро сыновей: Григорий, Архип, Максим, Игнат, Александр? Им-то в 1858 году было бы от 48 (самому младшему Александру) до 56 лет (самому старшему Григорию)...Где они?
     Первое объяснение, которое приходит в голову - наверное, куда-то выехали из Юрковки. Наверное, так же как и семья Никиты Семеновича Байды?
     Куда уехали? Почему? И одна семья, и другая?... Эти вопросы повисали без ответа...
     Но это были не последние вопросы в этой истории. Дальше выявились факты более странные, вызывающие новые вопросы: в метрических книгах 1867-1869 гг. снова появляются следы этой семьи - сыновей Матвея и их детей, внуков покойного Матвея. Значит, вернулись в Юрковку?  В гостях хорошо, а дома лучше?.. Снова - первое пришедшее в голову объяснение.
     Надо сказать, что в этой истории не последнюю роль играет обычная для наших архивов неразбериха: документы за одни годы хранятся в Черкасском архиве, за другие годы - в Киевском, в разных фондах. Поэтому соблюсти нормальную логическую последовательность изучения архивных документов не всегда удается.
     И вот когда появилась возможность изучить документы за 1826-1830 гг.,  мы были в очередной раз удивлены: в этих документах снова присутствовала семья Матвея. Объяснение "выехали-приехали" уже не проходило. Получалась парадоксальная ситуация: перед ревизиями семья выезжала, после ревизии возвращалась. Явный абсурд.

    А может ревизии проводились кое-как, и семью Матвея при переписи, просто, пропустили? Ну, допустим, ревизор вместо того, чтобы выполнять свои служебные обязанности, всю командировку кутил с каким-нибудь Ноздревым? А потом в последний день, наспех оформлял ревизскую сказку и кого-то в спешке обязательно пропускал?
     Шутки - шутками, но в те годы ревизоры свои обязанности еще выполняли исправно, и перепись проводили, планомерно обходя все село: дом за домом, подворно, никого не пропуская.
     Так почему же пропала семья Матвея в ревизских сказках и 1811 года, и 1858 года?
     ...И мы внимательнее присмотрелись к документам. И ответ нашелся! В какой-то мере, этому помог случай: в ревизской сказке 1811 года, в которой информация о Байденко Матвее отсутствует, случайно мы обратили внимание на вот такую запись:

Ревизская сказка Юрковка 1811


Не думайте, только, что таким каллиграфическим шрифтом оформлялись ревизские сказки и исповедные ведомости. Чаще было, как раз, наоборот - юрковский иерей Петр Бутовский своим ужасным почерком затруднил работу с четвертью всех сохранившихся по Юрковке метрических книг (он служил настоятелем юрковской церкви почти 30 лет)

     В ней речь идет о другой юрковской фамилии - Лавриченко. Но разве это ничего не напоминает? Какие-то очень знакомые имена: Матвей, дети его: Григорий, Архип, Максим, Игнат. И возраст совпадает. Нет только Александра - не родился еще на момент проведения ревизии 1811 года.
     Очевидно, что в обоих случаях речь идет об одном и том же Матвее. Формально в сказке 1811 года фамилия Матвея не указана, как не указано  и его отчество. Логичным было предположить, что  единственным основанием для пропуска его фамилии и отчества в документе могло быть лишь то, что Матвей приходился Федору Лавриченко родным братом и, соответственно, носил ту же фамилию и то же отчество.  То есть мы знаем Матвея, как Байду, точнее Байденко (запись 1812 года), а у него, оказывается, есть еще одна фамилия, и под ней он записан в ревизской сказке 1811 года. Эти записи разделяет всего один год.
     Очевидно, что фамилию Лавриченко Федор и Матвей получили  по имени своего отца, и эта фамилия заменила им ту, которую носил их отец, Лаврентий.  Какая же фамилия была у Лаврентия? Точно можно было бы сказать на основании документов за предыдущие годы, но они, к сожалению, не сохранились. Поэтому приходится строить предположения.
     Скорее всего, фамилия Лаврентия - Байда.  Ведь позднее, в документе 1812 года Матвей записан, как Байденко. Форма Байденко является обычным патронимом, именованием сына по отцу, т.е. Байденко - младший Байда, сын Байды.  И получить такую фамилию Матвей мог  только в том случае, если его отец был Байда.
     Но существовала еще и другая форма именования сыновей - не по фамилии или прозвищу, а по имени отца: сын Федора - Федоренко, сын Лаврентия (Лавра, Лаврика, Лаврича) - Лавриченко. Так сыновья Лаврентия Байды стали Лавриченко.  Один из сыновей сохранил эту фамилию и передал ее своим потомкам: так начался род Лавриченко. А другой сын впоследствии вернул себе старую фамилию отца, Байда.
     Тот факт, что в двух документах, разделенных всего одним годом, Матвей значится под разными фамилиями, свидетельствует о том, что некоторое время он мог носить сразу две фамилии. Одна считалась "официальной" и под этой фамилией семья Матвея записывалась в ревизские сказки, под другой - Матвей был известен в селе, и она зафиксирована в исповедных ведомостях.

     Явление «двуфамильности», при котором по документам человек проходил под одной фамилией, а в жизни пользовался другой, было широко распространено в XIX веке. В пользу этого предположения косвенно свидетельствует тот факт, что до 60-х годов XIX века потомки Матвея в исповедных росписях и метрических книгах значатся под фамилией Байденко/Байда, а в ревизских сказках под этой фамилией отсутствуют.
     Подтверждением этой версии могло бы быть обнаружение потомков Матвея в ревизских сказках под фамилией Лавриченко. Для этого, естественно, нужно перепроверить ревизские сказки, на этот раз на предмет фамилии Лавриченко. Пока это - вопрос будущего...   

     Какую же фамилию носят потомки Матвея Лаврентьевича сейчас? Пока неизвестно. Если в 60-х - 80-х годах XIX века за ними закрепилась "официальная" фамилия, тогда - Лавриченко. В противном случае они остались Байдами. И если это обстоит именно так, тогда два юрковских рода: и Байда, и Лавриченко имеют одного родоначальника - Байду Лаврентия...
     В связи с этим хотелось бы обратить внимание на некоторую аналогию с формированием родовых фамилий у кавказских народов и в качестве комментария привести длинную цитату из статьи об осетинских фамилиях:

     "По мнению ряда других ученых фиксацию осетинских фамилии следует отнести к XIII-XIV вв. "Трусовская надгробная надпись, относящаяся к XIV веку уже фиксирует наличие фамилий у осетин...На древность осетинских фамилий указывает и известный грузинский лингвист М.К.Андроникашвили.
     Весьма интересные сведения о длительном процессе образования осетинских фамилий дает историк Ф.Х.Гутнов "Согласно родословным, - пишет автор, - фамилии алдаров и баделят ведут начало от имени людей, живших на рубеже XV-XVIвв. Употребление фамилии у феодалов Тагаурии и Дигории стало всеобщим в течение второй половины XVII века - середины XVIII вв., что указывает на длительность и постепенность процесса появления фамилий даже среди привилегированных слоев...
      Известный русский ученый, специалист по ономастике и истории русских фамилий Н.А. Никонов считает, что процесс становления русских фамилий растянулся на шесть столетий, начиная с появления княжеских фамилий с XIV в. и кончая серединой XIX в., когда "... падение крепостного права в России в 1861 г. вынудило в числе прочих реформ "офамилить все население страны".
     Фамилия - по определению Н.А.Никонова - это имя семьи, объединяющее членов агнатической, кровнородственной группы и передаваемое наследственно дальше двух поколений. Эту же мысль подтверждает другой русский ученый. "...одной из самых характерных примет фамилий является то, что она представляет собой такую часть наименования, которая переходит из поколения в поколение, т.е. является постоянной частью в наименованиях представителей того или иного рода, в то время как другие составы наименований (имя и отчество) изменяются из поколения в поколение".
     Но не у всех народов обнаруживается такая модель образования фамилий. В отличие от этого восточноазиатская антропонимия обнаруживает большое разнообразие вариантов, о которых подробно говорит в своей статье М.В.Крюков.
     У многих народов Востока и по настоящее время фамилия не передается по наследству, а меняется по имени отца. Какова же структура образования осетинских фамилий? Осетинская фамилия - мыггаг - представляет собой родственную группу, состоящую из одной или нескольких патронимий (фыдыфырт), ведущих свое происхождение от общего предка. Это люди одной кости и крови, как говорят в народе, так как имеют общее происхождение, вышли из одной семьи. База фамилии - семья. Об этом свидетельствует ее латинский эквивалент, по которому термином фамилия обозначается семья. От латинского его заимствовали другие народы, в том числе и русские. Осетинский мыггаг соответствует русской фамилии в значении более широкой родственной группы, чем семья - бинонтæ.
     В отдаленном прошлом люди жили большими нераздельными семьями. Обычно одной семьей жили семейные братья со своими родителями. Каждая такая семья имела свое наименование, связанное с именем главы семьи. В редких случаях семья получала свое наименование от имени главной хозяйки. Это случалось при ранней потери главы семьи и при большом авторитете среди окружающих главной хозяйки.
     С течением времени эта большая семья разрасталась, совместная жизнь становилась затруднительной из-за стремления отдельных членов ее к выделению и ведению самостоятельного хозяйства и семья распадалась. При возможности, выделившиеся семьи селились поблизости друг от друга. Но и эти выделившиеся семьи со временем превращались в большие и они тоже делились.
     Так образовывалась группа кровных родственников, образовавшаяся от раздела одной первоначальной большой семьи. Такая группа кровных родственников называлась "фыды-фырт". Само наименование говорит за себя - это дети одного отца. Обычно фыды-фырт наследовал имя главы той большой семьи, из которой они выделились.
     Шло время, фыды-фырт разрастал, внутри него появлялись новые, получившие свое наименование от имен тех больших семей, в результате раздела которой образовывалось это новое фыды-фырт. Таким образом, фыды-фырт более крупная кровнородственная группа, чем большая неразделенная семья - æнæуæрст бинонтæ.
     Более крупная, чем фыды-фырт, кровнородственная группа у осетин называется мыггаг (фамилия). В него входят отдельные кровнородственные фыды-фырт, как более древнего, так и последующего образования. Число их разное в разных фамилиях. В том случае, если число входящих в мыггаг фыды-фырт небольшое и они селились поблизости друг от друга, наименование данного мыгтаг сохранялось за всеми его членами. Но бывали случаи, когда определенная часть данного мыггаг получала новое наименование, новый мыггаг.

     Зачастую, когда разросшиеся фыды-фырт поселялись в разных местах, они давали начало новой фамилии от наименования своего фыды-фырт, т.е. имя предка данной фыды-фырт превращается в новый мыггаг. Но в тоже время представители данного фыды-фырт помнили свою прежнюю фамилию. Таким образом с течением времени у осетин появляется более широкая родственная группа - æрвадæлтæ, охватывавшая эти родственные фамилии, некогда имеющие общего предка. Эти родственные фамилии помнят о своем общем происхождении и поэтому браки между ними запрещались.
     Характеризуя этимологию данного слова В.И.Абаев отмечает, что общеиндоевропейское слово "брат" (древнеиранское brata, древнеиндийское bhuata, осетинское rvad) имеет в осетинском (в иронском) значение не родного брата, а члена того же рода, родича. Для обозначения же родного брата создано новообразование æфсымæр (буквально единоутробный).
     Автор правильно указывает, что новые слова, обозначающие понятие "родной брат", появились тогда, когда возникла необходимость выделить родных братьев из всей массы членов рода. Однако следует отметить, что термин æфсымæр долгое время выражал не только родного брата, но и более отдаленного родственника по отцу.
       В.И.Абаев указывает также, что в греческом языке слово, соответствующее осетинскому "рвад" обозначает не брата, а члена фратрии, т.е. родового союза. И в осетинском языке термин "рвад" обозначает не только родич, в данном случае однофамилец, но и члена более широкого родственного объединения. Так, например, "рвад" называют друг друга не только однофамильцы Гаглоевых, но и представители ряда других фамилий Санакоевых, Габараевых, Галавановых и Ванеевых, которые считают себя с Гаглоевыми кровными родственниками, имевшими в прошлом одного общего предка. "

(вся статья - в каталоге статей http://bayda-site.ucoz.ru/publ/12-1-0-98 )

    Вот такие бывают парадоксы образования фамилий.

ПРИЛОЖЕНИЕ

ИСТОЧНИКИ ПО ГЕНЕАЛОГИИ ЮРКОВСКИХ РОДОВ

    Основными источниками по генеалогии жителей села Юрковка являются: метрические книги, исповедные росписи и ревизские сказки.

      I. МЕТРИЧЕСКИЕ КНИГИ
    
Церковь Покрова Божьей матери в Юрковке была основана в 1765 году. Сохранившиеся метрические книги этой церкви неравномерно распределены по трем архивам Украины.

     1. Метрические книги XVIII века. Единственная известная нам метрическая книга XVIII века хранится в фонде 193 (Метрические книги церквей Екатеринославской губернии) Государственного архива Днепропетровской области:
    Опись 1, дело 524 (Екатеринопольское духовное правление Екатеринославской епархии Екатеринопольского уезда метрические книги регистрации рожденных, бракосочетавшихся, умерших за 1796 год).

    2. Метрические книги за 1800-1871 годы. Метрики за этот период с некоторыми пропусками хранятся в фонде 127 (Киевская духовная консистория) Центрального государственного исторического архива Украины в Киеве в делах, содержащих метрические книги по церквям Звенигородского уезда за отдельные годы. На данный момент нам известно о следующих метриках:
Опись 1012, дело 1420 – за 1817 год.
Опись 1012, дело 1485 – за 1821 год.
Опись 1012, дело 1526 – за 1824 год.
Опись 1012, дело 1558 – за 1826 год.
Опись 1012, дело 1578 – за 1827 год.
Опись 1012, дело 1595 – за 1828 год.
Опись 1012, дело 1634 – за 1829 и 1830 годы.
Опись 1012, дело 2073 – за 1842 год.
Опись 1012, дело 2196 – за 1844 год.
Опись 1012, дело 2257 – за 1845 год.
Опись 1012, дело 2320 – за 1846 год.
Опись 1012, дело 2384 – за 1847 год.
Опись 1012, дело 2449 – за 1848 год.
Опись 1012, дело 2532 – за 1849 год.
Опись 1012, дело 2588 – за 1850 год.
Опись 1012, дело 2669 – за 1851 год.
Опись 1012, дело 3013 – за 1856 год.
Опись 1012, дело 3273а – за 1860 год.
Опись 1012, дело 3339 – за 1861 год.
Опись 1012, дело 3407 – за 1862 год.
Опись 1012, дело 3471 – за 1863 год.
Опись 1012, дело 3533 – за 1864 год.
Опись 1012, дело 3594 – за 1865 год.
Опись 1012, дело 3663 – за 1866 год.
Опись 1012, дело 3735 – за 1867 год.
Опись 1012, дело 3817 – за 1868 год.
Опись 1012, дело 3913 – за 1869 год.
Опись 1012, дело 4017 – за 1870 год.
    Кроме того, метрические книги за два года из указанного периода хранятся в фонде 152 (Церкви Звенигородского уезда) Государственного архива Черкасской области. Это:
Опись 45, дело 1 – за 1847 год.
Опись 45, дело 2 – за 1851 год.
     3. Метрические книги за 1872-1917 годы. Метрические книги за данный период хранятся в фонде 931 (Коллекция «Метрические книги записи актов гражданского состояния») Государственного архива Черкасской области. Это:
Опись 1, дело 71 – за 1872-1880 годы (в деле отсутствуют документы о крещениях за 1876 год, об отпеваниях за 1872-1874, 1876, 1878 годы, о венчаниях за 1872-1874, 1876 годы).
Опись 1, дело 288 – за 1882-1887 годы.
Опись 1, дело 390 – за 1888-1892 годы.
Опись 1, дело 494 – за 1893-1896 годы.
Опись 1, дело 409а. – за 1897-1899 годы.
Опись 1, дело 622 – за 1900-1903 годы.
Опись 1, дело 693 – за 1904-1906 годы.
Опись 1, дело 750 – за 1907-1911 годы.
Опись 1, дело 865 – за 1912-1917 годы.
     II. ИСПОВЕДНЫЕ РОСПИСИ
    Основной массив сохранившихся исповедных росписей Юрковской Покровской церкви хранится в фонде 127 Центрального государственного исторического архива Украины в Киеве в составе дел, содержащих исповедные росписи церквей Звенигородского уезда за отдельные годы.

     1. Исповедные росписи XVIII века. За период до 1800 года нам известна одна исповедная роспись:
     Опись 1015, дело 122 (Исповедные ведомости Екатеринопольского уезда за 1798 год).

   2. Исповедные росписи XIX века. Сохранились исповедные росписи за 1800-1866 года (возможно с пропусками а отдельные годы). На настоящее время нам известно о следующих документах:
Опись 1016, дело 138 – за 1809 год,
Опись 1016, дело 151 – за 1812 год,
Опись 1015, дело 530 – за 1837 год,
Опись 1016, дело 370 – за 1846 год,
Опись 1015, дело 804 – за 1851 год,
Опись 1015, дело 1133 – за 1866 год,
     Кроме того, исповедная роспись за 1862 год хранится в фонде 152 (Церкви Звенигородского уезда) Государственного архива Черкасской области: опись 45, дело 3.

     3. Исповедные росписи ХХ века. Нам известно о двух сохранившихся листах (первом, содержащим информацию о священнослужителях, и последним, содержащим сведения о семьях военных) из исповедной росписи 1908 года, хранящихся в Центральном государственном историческом архиве Украины в Киеве: опись 1015, дело 1310.

       III. РЕВИЗСКИЕ СКАЗКИ
     На территории Звенигородского уезда Киевской губернии проводились переписи в 1795, 1811, 1816, 1834, 1850, 1858 годах (5-10 ревизии). На данный момент нами выявлены переписи населения Юрковки по ревизиям 1811, 1816, 1858 годов.
    1. Ревизская сказка 1811 года находится на хранении в Государственном архиве Киевской области в фонде 280 (Киевская казенная палата), опись 2, дело 253.
    2. Ревизская сказка 1816 года хранится в Государственном архиве Черкасской области в фонде 452 (Звенигородское уездное казначейство), опись 2, дело 4.
     3. Ревизская сказка 1858 года хранится в Государственном архиве Киевской области в фонде 280, опись 2, дело 1385.

     IV. ПЕРЕПИСЬ НАСЕЛЕНИЯ 1897 ГОДА
    Сохранился единственный переписной лист переписи 1897 года по Юрковке, хранящийся в Государственном архиве Киевской области: фонд 384, опись 6, дело 7.


    Сохранность источников по истории семей села Юрковки позволяет восстанавливать их родословные до середины 18 века. 
        Анатолий
Категория: Генеалогия рода | Добавил: Анатолий (14.02.2009) | Автор: Анатолий
Просмотров: 5440 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
1  
Федір Байда мабуть був потомком запорозьких козаків ) судячи з напису на плиті

Зі статі http://npo.vo.uz/publ/5-1-0-69

Цінним надбанням 1972 року є хрест, про який йдеться в праці Д.І.Яворницького "Запорожье в остатках старины и преданиях народа": "... на полторы версты выше д. Капуловки (зараз с.Капулівка Нікопольського району Дніпропетровської обл.), південніше редуту ХVІІІ ст. бросаются въ глаза два небольшихъ холмика ... на первомъ изъ коихъ стоитъ высокый песчаниковый крестъ, съ высъченною на немъ надписью: "Здъ опочиваетъ рабъ божии семенъ таранъ козакъ куреня шнуринского преставися року 1742 мця дека 3 чис."
Отже, цей хрест був виявлений Д.І.Яворницьким, і спочатку був привезений до Дніпропетровського історичного музею ім. Д.І.Яворницького, пізніше його передали до фондів Державного історико-культурного заповідника на острові Хортиці.
У цьому ж році до фондів заповідника надійшов ще один хрест, виявлений археологічною експедицією на Херсонщини. Першим цю місцевість досліджував Д.І.Яворницький. Описавши краєвиди місця, де колись розташовувалась Кам`янська Січ (нині с.Республіканець, Бериславського району, Херсонської обл.), в роботі “Запорожье въ остаткахъ старины” (1888р.) він зазначає, що близько у ста кроках південніше від місця Кам’янської Січі знаходився козацький цвинтар, на якому збереглося чотири кам’яних хрести. На час проведення археологічної експедиції Державного історико-культурного заповідника на острові Хортиці, 1971-1975 рр., (нині Національний заповідник “Хортиця”) з названих Д.І.Яворницьким хрестів залишилось тільки два. Стосовно них читаємо у звіті про археологічну експедицію 1972 року: “...Води Каховського моря підвищились тут досить високо, затопили далеко вглиб долину р. Кам`янки, підмивають її роговидний берег, де була Кам`янська Січ з залишками кладовища, на якому похований кошовий Війська Запорізького Кость Гордієнко, та інші козацькі старшини. На їх могилах не збереглось хрестів, крім цілого хреста на могилі Костя Гордієнка та одного масивного хреста з надбитим в давні часи верхнім і боковим краєм. На цьому хресті з одного боку лінією зображено хрест з написом НИКА - значить “перемога”. Експедицією було досліджено поховання під обламаним кам`яним хрестом”. Розкопки показали, що козацьке поховання було професійно пограбовано: відсутній череп та кисті рук, тобто ті частини кістяка, на яких могли бути прикраси і коштовності (персні, каблучки), днище могили прокопано вглиб на чверть метра, очевидно в пошуках скарбу під труною. Хрест чомусь стояв не в головах, або в ногах похованого запорожця, а у центрі його ями. Він не мав звичайної підставки, а був заклинений невеликими (розміри 0,20-0,25 м) шматками вапнякових каменів. Хрест сильно фрагментований, зроблений з місцевого вапняку. Вага його 300-400 кілограмів. Через те, що хресту загрожувало повне руйнування, по закінченні досліджень його перевезли до Музею історії запорозького козацтва.



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Логин:
Пароль:

Translate to ...


Поиск

Рекомендуем


Статистика
Locations of visitors to this page
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright BAYDA-SITE © 2008-2017

Rambler's Top100