BAYDA
Family site
Четверг, 27.07.2017, 22:44


                                                                 Фамильный сайт Байда
                                                                                                                                         Статьи

Приветствую Вас Гость | RSS
Категории каталога
Всё о фамилии Байда [52]
Происхождение, история, люди и многое-многое другое
Я - Байдак. А я - Байдала... [4]
Все о родственных фамилиях: люди, история, генеалогия...
Байда-Вишневецкий [8]
Происхождение и значение фамилий и имен [46]
Генеалогия [7]
Мировоззрение [10]
Характерники [5]
Этимология [11]
Значение и происхождение слов и выражений
История [37]
История казачества [22]
ДНК. Генетика [8]
Краеведение [4]
Наше творчество [4]
Интересное [13]
Разное [1]
Все, что не вошло в другие разделы
Do we live in the Matrix? No, it's even cooler ... [8]
Section is an illusion, maya, the Indian-Maya, the simulation, etc.

Меню сайта

Наш опрос
Знаете ли Вы свою родословную, хотя бы до прадеда, включительно?

Всего ответов: 1475

Главная » Статьи » История


О мифах и тайнах Восточной (Крымской) войны 1853–1856 гг.

Предлагаем посетителям сайта один из докладов конференции, которая была проведена Центром национальной славы России в ноябре 2006 года (http://www.cnsr.ru/projects.php?id=10) и была посвящена итогам Крымской войны. Доклад убедительно доказывает то, что Россия победила в этой войне и разоблачает многовековые операции информационной войны против России. 

Главный миф Крымской войны – Россия потерпела сокрушительное поражение.

Не логично так говорить о стране, не позволившей сокрушительно превосходящей ее по силе коалиции ведущих мировых индустриальных держав и исламского государства изменить геополитическое пространство Евразии.

Но важнее другое. Та цель, которую имела Россия, объявляя войну Османской империи – сохранение статуса Святых мест – была ею полностью достигнута, что и засвидетельствовал Парижский мирный трактат в соответствующей своей части. Эта победа была достигнута ценой довольно значительных человеческих и материальных жертв, с присущей часто нашему национальному характеру внутренней неразберихой и внешней неуклюжестью. С другой стороны, открыто декларировавшиеся «крестоносные» цели западной коалиции в этой войне не были достигнуты – опять же ценой тех же кровавых и материальных усилий со стороны России.

Крымская война не стала для России проигранной войной, но и явно была далеко не самой удачной из русских войн.

Миф: Советский историк Е.В. Тарле стал первооткрывателем темы Крымской войны и остается таковым более полусотни лет.

Нет. Крупнейшее исследование о Крымской войне А.М. Зайончковского было опубликовано еще в 1907 году, а в советской историографии открыл тему в 1933–1935 гг. аспирант Е.В. Тарле, затем доцент Исторического факультета Ленинградского университета Петр (Пьер) Федорович Кухарский. Он погиб в блокадную зиму 1941/1942 гг. Е.В. Тарле свои первые публикации предназначал для журнала «Пионер» (1939, № 2). В подавляющем большинстве архивных дел, на которые ссылался Е.В. Тарле, включая дневник князя Меншикова, его обязательной росписи нет. Выборки документов из архивов ему готовили специально. Возможно, по приказу И.В. Сталина, любившего и баловавшего Тарле, наградившего его своей Премией.

Миф: Е.В. Тарле первым глубоко и всесторонне оценил значение Святых мест Палестины в истории войны.

Нет. К этой проблеме обращались русские историки XIX века, но в Советском Союзе эта тема была «запечатана» самим академиком М.Н. Покровским и наркомом А.В. Луначарским. Приоткрыл ряд сюжетов П.Ф. Кухарский (1941). В наши дни на основе вновь открытых архивных документов полномасштабную оценку проблемы Святых мест в контексте не только войны, но и всей внешней политики России середины XIX века впервые дал историк-востоковед, арабист М.И. Якушев в 2000-2006 гг.

Миф: О войне 1853-1856 гг. все известно, она была бесславно проиграна, потому о ней и не пишут.

«Забытый мир, затертая война», – так определял эти события профессор, академик РАЕН, главный научный сотрудник Института востоковедения РАН В.И. Шеремет еще в 1985-1986 гг. См. его книгу «Османская империя и Западная Европа» (1986), по цензурным соображениям не получившую в название слов «Крымская война».

Полная история войны еще не написана. Возможно, ее начало надо отнести к 1849 году – «военная тревога» в англо-русских отношениях и вялотекущие конфликты. Сталинская эпоха нуждалась в мифе о внезапном нападении союзников и разгроме прогнившего царизма. В более позднее время историкам намекали, что желательно замалчивать любые неудачи в любое время. Можно было изучать только победы, или же отдельные аспекты отдельных проблем. Это не давало возможности в советское время действительно раскрыть проблему. Так, донесения с мест сражений в 1854-1856 гг. лежали нераспечатанными с тех лет до 80-х годов прошлого века и не выдавались исследователям, как содержавшие «важные секреты».

Центр национальной славы и Фонд Андрея Первозванного предприняли масштабную работу по организации и осуществлению трехлетней программы под названием «Крымская война», предложив по-новому взглянуть на устоявшийся в советском сознании стереотип этой войны. В рамках этой программы проходит нынешняя конференция, посвященная неполитизированной, строго документированной истории Отечества. С этой целью Центр и Фонд привлекли сложившийся коллектив историков во главе с В.И. Шереметом, давно уже работающих и продолжающих работать над темой Крымской войны.

Существует устойчивое мнение, что столь масштабная война стала полной неожиданностью для России.

Действительно, в плане организации внешней разведки в Европе и в Турции царское правительство проиграло эту войну задолго до начала боевых действий. Проиграна им также была и информационная война на тему о Святых местах, реформах и положении христиан на Леванте и на Балканах на страницах европейских газет в 1846–1852 гг. Причем самые яркие и организующие общественное мнение Европы статьи, брошюры и т.д. написали тогда не французы, а турецкие разведчики под прикрытием журналистов в Бельгии: Рустембей и Саидбей. Их работы имеются в распоряжении некоторых участников конференции. Е.В. Тарле опирался на книги якобы независимого журналиста Абдолонима Убичини, которого снабжал нужной информацией и субсидиями сам военный министр Порты Али Ризапаша. Таков пример «большой игры» с русскими в XIX веке и даже в эпоху Тарле.

Западные газеты, чтобы отвлечь своих читателей от образов гражданских войн, или революций, 1848–1849 гг., рисовали в 1849–1853 гг. и позже образ «империи зла» – России, которая, якобы, одна только мешает прогрессу и реформам в Османской империи, преследует Шамиля и антироссийских повстанцев не только в Царстве Польском, но и в Венгрии, на Босфоре, в Анатолии…

Таким образом, общественное мнение западных стран заранее подготавливалось к поддержке войны – как видим, задолго до начала собственно боевых действий.

История повторяется. Сегодня РФ проигрывает информационную войну и дипломатические сражения в отношении тех земель, которые она кровью защищала в 1853–1856 гг. Так, США разместили военную базу в дельте Дуная, на островах, отторгнутых в 1856 году, а в Румынии, созданной из Дунайских княжеств, за суверенитет которых боролась Россия в 1853–1856 гг., это считают осуществлением своей «национальной мечты» после Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Тогда османская Турция втягивала хана Коканда в антирусские выступления. Теперь США настойчиво ищут плацдармы в Центральной Азии, в бывших советских республиках.

Россия успешно миротворствовала в Ливане в 1849–1852 гг., и державы ей этого не простили, ускорив начало войны 1853 года. Россия успешно помогла развязать в те годы ирано-турецкие пограничные споры. Деятельно, без держав, продвигалась в нормализации своих отношений с Японией. Не простили…

Россия миротворствовала в Черногории, в других местах на Балканах. Без держав. Не простили…

Миф: Проблема Святых мест – повод к войне.

Нет. Не просто повод, а одна из главных причин и оснований данной войны.

Дело в том, что лидирующая роль России на Ближнем Востоке и на Балканах как проводника политики, направленной на поддержание равновесия сил на Востоке с опорой на духовно-религиозные, этнические и межконфессиональные факторы, подверглась жесточайшему давлению со стороны Франции, Англии и Папского престола. Эта коалиция стремилась вытеснить Россию с традиционно сильных для нее позиций в Восточном вопросе. Речь шла о переделе сфер влияния – особенно духовных и моральных, в которых Россия традиционно имела огромный авторитет. И уже за этим следовал передел в военных и экономических сферах, которые также были сильны у России и на Балканах, и на Востоке.

Нужно специально отметить достоинство и прямоту российской внешней политики в этот период, которые выразились в том, что имея моральную и материальную опору в лице десятимиллионного православного населения Османской империи, которое ждало сигнала от России, чтобы подняться за свое освобождение от османского ига, Россия, вступив в войну с Портой за Святые места, не прибегла к этому мощному людскому ресурсу, чтобы ис-пользовать его в качестве «пятой колонны».

Миф: Россия обвально проиграла войну.

Нет. В военном отношении война Россией была прекращена. Это признали сразу же, например, в прессе США осенью-зимой 1855/1856 гг.

Но самое главное – из всех стран, участвовавших в мирных переговорах, только в России сразу же, на следующий день после подписания мира в Париже, был издан высочайший Манифест «О прекращении войны» (19/31 марта 1856 года). Главным итогом войны в нем было признано то, что теперь «будущая участь и права всех Христиан на Востоке обеспечены» и что «в следствие сего действия справедливости, Империя Оттоманская вступает в общий союз Государств Европейских».

Миф: Существующий и поныне статус-кво Святых мест Палестины был закреплен высочайшим указом султана Абдул Меджида от 1852 г., в котором падишах якобы «даровал» Иерусалимской православ-ной церкви преимущественные права на христианские святыни.

Султан вовсе не «даровал», а был вынужден уступить ходатайствам императора Николая I, к которому обратились Иерусалимский и Константино-польский патриархи с мольбой о защите преимущественных прав и привилегий Иерусалимской православной церкви на Святые места Палестины в Иерусалиме и Вифлееме от посягательств католиков-францисканцев. В ответ на собственноручное письмо императора (сентябрь 1851 г.) к султану с просьбой соблюдать преимущественные права православного духовенства падишах распустил профранцузскую правительственную комиссию и сформировал новую, менее предвзятую, которая подготовила требуемый султанский указ (от февраля 1852 г.). После ряда уступок со стороны султана в пользу католиков, допущенных под нажимом французского кабинета, Николай I направил в Константинополь своим чрезвычайным и полномочным послом князя Меншикова. Императорский посол добился от султана согласия на из-дание еще двух ферманов в пользу Иерусалимской церкви, нейтрализовав последние уступки французам, допущенные Портой после издания фермана от февраля 1852 года. Именно эти три фермана (от февраля 1852 г. и апреля 1853 г.), полученные под давлением русской дипломатии, легли в основу так называемого «порядка вещей», или статус-кво (status quo) Святых мест, закрепленного на Парижской мирной конференции и подтвержденные на Берлинском мирном конгрессе 1878 г., который на Западе также считают дипломатической неудачей России.

Данный статус-кво сохраняется и поныне. За него Россия заплатила дорогой ценой – пролитой кровью и жизнями полумиллиона русских солдат и матросов, погибших, получивших ранения и пропавших без вести в ходе «Войны за Святые места Палестины» 1853 – 1856 гг.

ПАРАДОКСАЛЬНО, НО ФАКТ:

Статус-кво преимущественных прав православного духовенства на Святые места Палестины остался и после войны в том самом виде, каким его юридически установили полученные по настояниям России султанские ферманы (февраля 1852 – апреля 1853 гг.) накануне войны, что и было закреплено и подтверждено в международных договорах 1856 и 1878 гг.

Миф: Россия инициировала и начала войну против «беззащитной» Османской империи, на помощь которой поспешили Великобритания, Франция и примкнувшая к ним Сардиния.

Эту мысль легко найти не только у британских и французских историков, но и у советского академика Е.В. Тарле, возложившего по идеологически и политическим соображениям на российского императора «первородный грех» возникновения конфликта вокруг Святых мест. «Научные открытия» советского историка были широко растиражированы западной историографией: его труды охотно переводились на иностранные языки, а главная книга его жизни – «Крымская война» – получило широкую известность во многих странах мира.

Исторические факты говорят об обратном: 4/16 октября 1853 г. Порта объявила войну России. За день до объявления войны 3/15 октября 1853 г. османы обстреляли русские пикеты на левом берегу Дуная у Калафата (Ви-дин). 11/23 октября 1853г.: столкновение у Исакчи (обстрел османами проходящей по Дунаю русской эскадры русских военных судов). 15/27 октября 1853 г. нападением османских войск на русские укрепления начаты боевые действия на Кавказском фронте.

Доставленное в Петербург известие о деле при Исакче вызвало 21 октяб-ря/2 ноября 1853 г. издание высочайшего Манифеста о вступление России в войну с Османской империей.

27 октября/8 ноября 1853 г. англо-французский флот покидает Мраморное море и входит в Бофор близ Константинополя.

18/30 ноября разгром Нахимовым османского флота под Синопом.

23 декабря 1853 г./4 января 1854 г. англо-французский флот вошел в Чер-ное море.

9/21 февраля 1854 г. разрыв дипломатических отношений России с Великобританией и Францией.

15/27 февраля британо-французский ультиматум России с требованием очистить к 3 апреля (в 15-тидневный срок) очистить Дунайские княжества (Молдавию и Валахию) от русских войск.

28 февраля/13 марта 1854 г. Англия и Франция объявляю о заключении военного союза с Османской империей против России.

15/27 марта 1854 г. Великобритания объявляет войну России.

16/28 марта 1854 г. Франция объявляет войну России.

8/20 апреля 1854 г. Австрия и Пруссия требуют, чтобы Россия очистила от своих войск Дунайские княжества.

 

2 апреля 1854 г. – Начало боевых действий англо-французского флота против России – бомбардировка Одессы с моря.

 

23 апреля 1854 г. – Высочайший Манифест Николая I с объявлением войны Великобритании и Франции.

2 декабря 1854 г. – Австрия подписывает договор о союзе с Великобри-танией и Францией.

22 февраля/4 марта 1855 г. – Королевство Сардинии (Пьемонт) объявляет войну России (спустя несколько месяцев после того, как еще в 1854 г. на Крымский фронт был послан 17 тысячный контингент пьемонтцев). Официальный Петербург оставил ноту Пьемонта об объявлении войны без ответа, сделав вид, что как бы не заметил вызова крошечного королевства, стремящегося встать в один ряд с другими европейскими державами.

18/30 марта 1856 г. – Подписание на Парижской конференции мирного договора между Россией, с одной стороны, и коалицией из 4 государств (Великобритания, Франция, Османская империя и Сардиния) – с другой.

CТЕРЕОТИП:

В своем знаменитом сочинении «Крымская война» Е.В. Тарле дает два названия этой войне – Крымская и Восточная.

При этом он поясняет, что театр военных действий выходил далеко за пределы Крыма и Черного моря: на Кавказе, в Дунайских княжествах (Молдавии и Валахии), на Соловках и Кронштадте, на Камчатке. По сути, армии и флоты интервентов пытались расчленить Россию с четырех сторон света. Не даром архиепископ Парижский Огюст Сибур публично призвал к «крестовому походу против России и защищаемых ею восточных схизматиков», то есть православных.

У этой войны на разных этапах ее развития были и другие названия: Русско-турецкая, Великая, Русская, Севастопольская война, Дунайская кампания. На православном Арабском Востоке ее знают как «Войну за Святые места Палестины».

ПАРАДОКС:

В этой войне под одним знаменем «Креста и Полумесяца» против восточного православия и покровительствовавшей ему России объединились потомки крестоносцев и сарацин.

Любопытный факт:

Во время крестовых походов крестоносцы-латиняне из Западной Европы воевали против местного мусульманского населения (сарацин) под предлогом «освобождения Гроба Господня». Россия никогда не принимала участия в этих кровавых походах. Более того, в 1240 – 1242 гг. она сама подверглась крестовым походам (как это случилось ранее в 1204 г. с православным византийским Константинополем в ходе четвертого похода крестоносцев). Выбитые из Святой земли Палестины немецкие рыцари Тевтонского ордена решили попытать счастья на западных рубежах России, где их встретило войско Александра Невского. Кстати, недалеко от храма Гроба Господня в Иерусалиме в конце XIX в. немцы воздвигли лютеранскую церковь. После Крымской войны рядом с базиликой Воскресения Христова русское правительство купило участок, на котором было воздвигнуто примыкающее к базилике подворье Александра Невского. Так, вновь «Александр Невский» встал на страже православия.

Миф: По характеристике Тарле, царский режим прогнил, вокруг Николая I собрались одни казнокрады, льстецы и трусы.

Советский академик в угоду советской идеологической машине наделил Николая I нелестной характеристикой: «невежественность, гнусная, истинно варварская жестокость, с которой он (Николай) расправлялся со всеми, в ком подозревал наличие сколько-нибудь самостоятельной мысли, палочная дисциплина в армии и вне армии, режим истинно жандармского удушения лите-ратуры и науки — вот чем характеризовался его режим. Ни русской истории, ни России вообще он не знал». Вот так... А при каком, или чьем, режиме, хочется спросить, творили Пушкин, Гоголь, Глинка? А кто направил из Петербурга в осажденный Севастополь для поддержания боевого духа русской армии самое дорогое – своих младших сыновей (великих князей Николая и Михаила Николаевичей)? Средний сын Константин Николаевич – будущий военно-морской министр, а в период компании сначала вице-адмирал, а потом адмирал – храбро воевал на флоте, защищая Кронштадт от нападений англо-французского флота. Не следует, также, забывать, что «Палкиным» императора Николая I стали называть немецкие историографы, а вслед за ними и советские историки. В российском же обществе за императором Николаем I закрепился эпитет «Незабвенный». В западных столицах за определенные черты в характере его часто называли «Дон-Кихотом» и «царем-рыцарем».

Миф: Армия России фактически развалилась.

Весной 1856 года под ружьем стояло 2,6 миллиона человек, т.е. больше совокупного числа войск в метрополиях и колониях у союзников. В пик наибольшего противостояния в Действующей армии было 670 тысяч человек, в боях участвовало 210–220 тысяч человек. В Севастополе на момент ухода на Северную сторону (27–28 августа 1855 года) интервентам противостояло всего 38 тысяч человек.

Неизвестно и сейчас, где стояло 199,4 тыс. обученных, обстрелянных солдат, призванных из бессрочных отпусков. Тайна войны.

Миф: В русской армии не было современного оружия.

Точный смысл вопроса – в другом. Согласно архивным данным, на 1 января 1853 года имелось 790.044 ударных, т.е. вполне современных ружья. По количеству этого было достаточно для вооружения всей Действующей армии. Но вооруженными «на уровне» оказались как раз не участвовавшие в боях части русской армии. Почему? – Великая тайна войны.

Миф: Война подорвала экономику России и стремительно довела ее до полного развала.

Нет. Более правомерно говорить об «истощении финансового и денежного обращения»: было выпущено 400 миллионов беспроцентных кредитных билетов. Но и не в этом суть дела.

Цена войны: за годы войны (1853–1856) казна профинансировала расхо-ды в 674,1 млн. руб., а в предвоенные 1849–1852 гг. все расходы составили 609,9 млн. рублей. Как видим – ничего сверх обычного.

Но есть более интересный вопрос: куда ушли эти деньги? Тут начинаются самые «страшные», самые неприступные тайны той войны, разгадка которых находится, в том числе, и далеко за пределами России.

На три оружейных завода было отпущено 203 тыс. рублей, а на курьерскую службу – 300 тыс. рублей. Соотношение, которое вызывает недоумение у всякого здравомыслящего человека.

Россия вынесла войну в финансовом плане. Но тайна военных расходов того периода пока не раскрыта.

Другая тайна – уже международная: на войну со стороны России пошли деньги от займов, полученных у европейских банковских домов Ротшильдов и Монтефиоре; одновременно эти же банки профинансировали турецкую армию. Сопоставить эти факты, раскрыть их – значит осветить еще одну тайна войны.

Третья «тайна войны» из этой сферы: эти же банки профинансировали еврейский национальный корпус, стоявший в Яффе и готовившийся для вторжения на Юг России. Было ли это ответом европейских банков и мировых держав на инициативу России создать Иерусалимский санджак (округ) с обеспечением равных прав трех мировых религий и провозгласить Иерусалим особой зоной сохранения тысячелетних святынь трех религий, территорией с особым международным статусом?..

Финансовая сторона Крымской войны и во внутреннем, и в международном плане еще ждет своего скрупулезного исследователя.

Миф: Парижский мир – «похабный», унизительный.

На самом деле в Париже шла сложная, временами, как часто бывает в международных отношениях – закулисная, с обретением временных партнеров и поиском компромиссов, игра с целью «переварить» и привести хоть в какое-то логическое соответствие разнообразные и неоднозначные результаты этой войны, многие из которых не укладывались в рамки ее первоначальных официальных целей.

Для России на южном и северном направлениях установился мир, обеспечивший реформы второй половины 1850–1860-х годов. Эта мирная передышка, более чем в двадцать лет, до очередной русско-турецкой войны 1877–1878 гг. позволила России провести важные реформы в общественной жизни страны (освобождение крестьян от крепостного прав), в экономике (энергичное строительство железных дорог, развитие телеграфной связи), в реформировании армии и флота (полный переход на нарезное оружие и паровой флот). Благодаря сосредоточенности на своем внутреннем развитии России смогла, не «дуясь» на остальную Европу, уже к 1871 г. устранить негативные для себя последствия Крымской войны.

В этом смысле Крымская война послужила импульсом к стремительному развитию страны в ближайшие полтора десятилетия.

Миф: Накануне и в ходе войны Россия пребывала в международной изоляции.

Нет. Ее позиция находила отклик и сочувствие в аристократических и консервативных кругах стран Западной Европы, в том числе, например, в Великобритании. В старой Европе не все в одночасье забыли, кто еще недавно спасал монархические режимы от захлестнувшей Европу волны революционных потрясений.

С самого начала войны Голландия и Бельгия заявили безусловный нейтралитет. Тем не менее, бельгийский король, поддерживавший регулярную переписку с императором Николаем I, выражал в ней свои симпатии к политике Петербурга. С Нидерландами отношения у России носили традиционно дружественный характер.

Неаполитанский двор, связанный с Россией добрыми отношениями, был вынужден заявить о строгом нейтралитете в Восточной войне.

Нейтральную позицию на протяжении Восточной кризиса занимало даже папское правительство в Риме. Папская курия формально отклонила призывы англо-французского христианского альянса в поддержку османского правительства. Оно не желало уступать Франции уступать право исключительного покровительства над католиками в Святой земле, которого добивался Париж. Римская курия хорошо помнила знаменитое письмо Наполеона III к Эдгару Нею от 1849 г. с изложением французской политики в Италии, к которой Рим испытывал недоверие и «аллергию». Как только восточный кризис достиг своего апогея, папский престол предпочел оставаться верным консервативным традициям, видя в союзе России с двумя монархическими дворами в Австрии и Пруссии залог устойчивости Европы против революций. Петербург делал все возможное, чтобы поддерживать с Римом добрые отношения.

В Восточной войне Россию поддерживало американское общественное мнение, а затем и правительство США, недовольное политикой Великобритании в Канаде, на Кубе и в Мексике. Интересно, что в последующих переговорах о продаже Россией Аляски американская сторона неоднократно подчеркивала этот момент как свидетельство взаимной симпатии двух стран друг к другу и как позитивную основу для сделки.

Персия, враждовавшая Турцией в тот период, предложила свое содействие Петербургу после объявления войны Портой России. Николай I предпочел видеть Персию нейтральной страной. На эту пророссийскую позицию Тегерана отреагировала Великобритания, во внешнеполитической линии которой, позднее, проявилось стремление наказать Персию.

Миф: Крымская кампания была справедливой для Великобритании, Франции и Османской империи и примкнувшей к западноосманскому альянсу Сардинии, поскольку он спасал «больного человека», то есть Османскую империю, от «агрессивной» политики России.

Такой вывод западной историографии стал общепризнанным в сознании западной общественности. Но так ли это на самом деле?

В войне с Россией каждый участник коалиции стран вторжения имел свои далеко идущие цели. Великобритания хотела подорвать позиции России на Балканах, на Черном море и на Арабском Востоке, на Дальнем Востоке и на Кавказе.

Франция, поначалу – совместно с Папским престолом, который, однако, поддержал ее только на начальном этапе спора вокруг Святых мест, стремилась сыграть на религиозных чувствах европейских католиков, заявив о го-товности оказать содействие францисканцам в Святой земле в их конфликте с православным духовенством Иерусалимской церкви. Одновременно Наполеон III пытался решить свои внутриполитический проблемы со своей оппозицией.

Крошечное Сардинское королевство добивалась признания за собой ев-ропейскими столицами статуса «державы». Это обещали ей Англия и Франция в случае вступления Сардинии в войну с Россией.

Война велась в основном на территории Российской империи. Поэтому для российского общества Крымская война, в конечном счете, носила однозначно справедливый характер защиты от агрессии. Призывы Герцена и Огарева из Лондона, публикуемые на страницах их «Колокола», а также лживые сообщения с Крымского фронта молодого репортера Фридриха Энгельса, если и доходили до России, то воспринимались там как лживые, предательские и русофобские.

На Крымский полуостров помимо воинских подкреплений со всей России прибывали добровольческие полки из разных губерний. В рядах русской армии сражались не только православные, но и иноверцы. Огромную роль в подержании морально-боевого духа армии, в том числе и на передовой, играло военное духовенство. Можно сказать, что в этой справедливой борьбе русские общество, армия и церковь явили свое естественное единство даже при том, что русские государственные власти оказывались в этот период во многом не на высоте своего положения.

Что касается интервентов, то в ходе героической обороны Севастополя нередко имели место случаи перехода линии фронта на сторону русской армии перебежчиков из их войск. Особенно участились подобные случаи во второй половине 1854 – начале 1855 гг.

Во время войны по всей Западной Европе разъезжали вербовщики из армий Англии и Франции. В войска интервентов, зачастую в кабаках и злачных заведениях европейских стран, вербовали «добровольцев», моральный и нравственных дух которых был далек от тех идеалов «справедливости», которыми мотивировалось участие в войне европейских держав-союзниц.

Франция применила в этой войне технику использования Иностранного легиона – до сих пор сомнительную с точки зрения легитимности достижения национальных интересов.

ПАРАДОКС:

Искусная работа российской делегации на Парижском конгрессе позволила составить мирный договор так, что даже французский посол в Вене барон де Буркенэ высказался о Парижском трактате так: “Никак нельзя сообразить, ознакомившись с этим документом, кто же тут победитель, а кто побежденный”. Впоследствии эта мысль была перефразирована более лаконично: эту войну «проиграл не тот, кто проиграл, и выиграл не тот, кто выиграл».

И ПОСЛЕДНЕЕ ЗАМЕЧАНИЕ:

Как и тогда – задолго до начала самой Крымской (Восточной) войны, сегодня в глазах общественности стран Запада формируется образ России, как угрозы прогрессивному развитию мира. Как и всегда – авторитарная, Россия является сегодня естественным источником энергетических ресурсов для мирового развития (как когда-то она выступала естественным источником покровительства всему православному миру) и уже в силу одного только этого представляет угрозу энергетической безопасности преимущественно западных стран (Китай пока не жалуется). Учитывая всю серьезность энергетического фактора в самом существовании современного мира как рассматривать эту активность в сфере обработки западного общественного мнения?

Бесов А.Г.
Зеленина Л.В.,
Шеремет В.И.,
Якушев М.И.



Источник: http://www.cnsr.ru/projects.php?id=10
Категория: История | Добавил: bayda-site (17.05.2009) | Автор: Бесов А.Г. Зеленина Л.В. и др.
Просмотров: 1984 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Логин:
Пароль:

Translate to ...


Поиск

Рекомендуем


Статистика
Locations of visitors to this page
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright BAYDA-SITE © 2008-2017

Rambler's Top100