BAYDA
Family site
Суббота, 29.07.2017, 13:57


                                                                 Фамильный сайт Байда
                                                                                                                                         Статьи

Приветствую Вас Гость | RSS
Категории каталога
Всё о фамилии Байда [52]
Происхождение, история, люди и многое-многое другое
Я - Байдак. А я - Байдала... [4]
Все о родственных фамилиях: люди, история, генеалогия...
Байда-Вишневецкий [8]
Происхождение и значение фамилий и имен [46]
Генеалогия [7]
Мировоззрение [10]
Характерники [5]
Этимология [11]
Значение и происхождение слов и выражений
История [37]
История казачества [22]
ДНК. Генетика [8]
Краеведение [4]
Наше творчество [4]
Интересное [13]
Разное [1]
Все, что не вошло в другие разделы
Do we live in the Matrix? No, it's even cooler ... [8]
Section is an illusion, maya, the Indian-Maya, the simulation, etc.

Меню сайта

Наш опрос
Оцените сайт

Всего ответов: 1566

Главная » Статьи » Характерники


ИСТОРИЯ ВРЕМЁН ИЗНАЧАЛЬНЫХ. Волкодлаки. Характерники. Пластуны
ИСТОРИЯ ВРЕМЁН ИЗНАЧАЛЬНЫХ
 
   Издревле на Святой Руси были и есть супервоины, в совершенстве владевшие мастерством магии боя и войны. Около 5,5 тысяч лет на территории современного Урала жили племена венедов (ванов, вятичей – древних руссов). Эти племена мигрировали в двух направлениях: на Запад и на Юг. Западные впоследствии стали называться германцами, готами,русичи, роси и славяне. Южный поток миграции в составе родов трёх ветвей – асов, руссов, ирийцев (иранцев) – образовали тройственный военный союз этносов – арийев. Уже в ХVI в. до н.э наши пращуры – древние русичи владели словом письменным на основе – руници и, знаниями высокого уровня.
     Самой древней книге наших пращуров, говорящей о событиях того времени – 36 веков (т.е. 3600 лет), ей вторят и летописи браминов (брахманов), тех ведунов и волхвов, тройственного военного союза народов. Теми же письменами руницы, написаны тексты (которым 3,5 – 4 тысячи лет), начала 2-го тысячелетия до н.э., с берегов Енисея, аналог ранесанскритским письменам летописей браминов (брахманов). Имя троествольному древу народа - сего праязыка и письмености сей, ветви коей находим сегодня на просторах от Италии до Енисея и за брамой Гималаев – Святая Русь Великая и Русью она пребудет во веки веков.
     Их звали гиперборейцами и волкодлаками. Первоначально так называли людей из касты волхвов и ведунов, умевших обращаться в хортов (волков) и длаков (др. прусский язык – медведь). Витязи ордена ведунов-воинов волшебство творившии подвигов и чудес напрасно забыты отечественной историей. Эти жрецы-первосвященики обучали воинов-оборотней, не имевших себе равных в ратном деле. Волкодлаки своим покровителем почитали бога тайного знания границ и сил Яви Прави Правды и Кривды Кощуньи Нави.
     Первые письменные упоминания о славе волкодлаков на Великой Святой Руси относятся к началу ХIII века. Как и когда возникла породившая их каста жрецов-ведунов-волшебников, это тайна и неведомо. Согласно преданиям, ещё до нашей эры под именем «джанийцев» эти супервоины жили на Дону, Кубани, Днестре, Днепре. Прошли через Иран, перевалили «брамицу» (перевалы-  ворота) Памира и Гималаев с Севера на Юг и влились на территорию Индостана, заселённою племенами темно-синекожих дравидов, слившись впоследствии с ними, принеся последним культуру дохристианского единобожия Русского Православия мистического Ведоследования по Пути Рода – Родово Православия (в Индии преображённого в индуизм, из него – возник в V -  VI в., 1-го тысячелетия до н.э. - буддизм) и, психофизическую ратною систему подготовки и высшего самосовершенствования – предтечи йоги. Хранителями её были вещие ричши-волхвы и ведуны, а далее их преемники архаты, брахманы, махатмы,саньясины, йоги. Эта система легла в основу всех восточных боевых искусств, а их Великие мастера (китайцев, корейцев, японцев, вьетнамцев, таиландцев, кхмеров Кампучии, лаосцев и индонезийцев)  за честь считают вести родословную линию своих боевых искусств от индийско-арийских ратоборств.
     Есть легенда, о том, что во время походов Александра Македонского в Азию какая-то часть древнерусских воинов осталась там. Причём задолго до того, как они сражались в войсках Александра Македонского против последнего персидского царя Дария, их отряды на тридцати ладьях ходили на подмогу соплеменикам из легендарной Трои. Они и являются родоначальниками восточных боевых искусств, научив избранных жрецов-аборигенов применять «Юджжива-Здраву», используя чудотворную волшебную силу «ЖиВо» (известную на Востоке как – «Прана-Шакти» и «Ци»). Легенды гласят, что джанийцы сыграли главную роль в битвах при Гранике, Иссе и Гавгамелах. Когда неисчислимая рать персов шла в наступление на македонские фаланги, пятёрки этих супервоинов прорубались сквозь плотные колонны персов, потом разворачивали коней, скакали обратно исчезая в чистом поле и мареве степи.
     При построении персов в боевые порядки, древние витязи-русячи незаметно покидали свои схроны и, согнувшись бежали под брюхом своих коней. На спине они крепко держали острые как бритва секиры лезвиями вверх. Кони валились наземь позади «лазутчиков-диверсантов», а всадники недоумевали, что с ними случилось. Джанийцы, великолепно ориентировавшиеся на местности, определяли исходные позиции, где могла развёртываться армия Дария, и маскировались там, зарываясь под землю творя схроны. Часто джанийцы срывали стремительные лавины коницы персов на лагерь расположившихся биваком войск Александра Македонского, который доверял дозор и боевое охранение отдыхавшего войска – джанийцам. Во время затишья между сражениями персы постоянно подвергались неожиданным налётам витязей-обротней-призраков древних русичей. Никем не замеченные, те похищали часовых и военоначальников прямо из шатров и от костров бивуаков, вырезали дозоры.
     У себя на Родине, державшееся в тайне Посвящёнными – древнее искусство ратного волшебства, продолжало совершенствоваться. Появились специальные способы боевой магии, позволявшие как видеть врага на большом расстоянии, так и проникать в его замыслы. В бою джанийцы владели НАВАЖДЕНИЕМ и МОРОКОМ – создавая двойников своих отражений, вводящих врагов в заблуждение и сбивавших с толку. Следующей удивительной особенностью характерников джанийцев была их способность к оборотничеству. Говаривали древние деды, будто эти бессмертники могут на людей туман насылать и сон навевать, в речки переливаться, на двенадцати языках сердито разговаривать, из воды сухими, а из огня мокрыми выходить и заранее ведать тайные вражьи замыслы, в хортов оборачиваясь. Вообще же обращение людей в волков ("ликантропия") в славянских землях имеет корни глубокие. Самые ранние сведения о ней сохранились у Геродота ( V в. до н.э. ) в его «Истории». Эти и подобные тексты знаменитой "Истории", где в книге четвертой "Мельпомена" описываются нравы скифского народа НЕВРОВ, могущих оборачиваться в волков.
     Рассказ Геродота тысячелетия смыкается с многочисленными этнографическими данными о волколаках. Вообще же культ волка у индоевропейских народов очень древний и сложный, и напрямую связан с воинскими функциями, о превращении в хорта-бирюка, (волка-одиночку) "сироманця", называют еще "вовкун" или "вищун", свидетельствуют легенды того времени, приписывая ему ведовские свойства.  Покровителем волков у славян считался святой Егорий (Георгий, Григорий), заменивший собою в пантеоне Перуна. В языческие времена образ громовержца представляли в сопровождении двух волков, считавшихся его хортами (псами). Более чем через два колена они передавали из рода в род при свете "молодика" (молодого месяца) в ночи, свои тайные знания.
     С культом волка, по всей видимости, связано и умение галдовников с помощью особых "верцадел" (зеркал) видеть за несколько верст вокруг себя и знать вражьи замыслы. Само это слово "характерник" (от греческого character - отличительная черта) обозначает человека, наделенного необычными, сверхъестественными способностями, и в силу этого уже резко выделяющегося в воинской среде.


ИСТОРИЯ ВРЕМЁН СТАРОДАВНИХ

      "Смирение души есть оружие несокрушимое" (Авва Евагрий) "И"Хочешь ли пользоваться первенством? - Уступи его прежде другому." (Свт. Иоанн Златоуст) «Имеющий смирение смиряет демонов, а не имеющий смирения осмеивается ими.» (Авва Моисей) "Хочешьли быть великим? - Будь меньше всех." (Мар.9.356).(Прп. Ефрем Сирин)
     После распада гунской империи Аттилы – простиравшейся с Востока от реки -Енисей, до реки - Волги и далее на Запад до реки – Лаба, сегодня известной под именем – Эльба: в Южной Руси установилось своеобразное республиканское правление. Потомки джайнийцев, дали начало появлению нового народа после падения империи Аттилы: от браков скифянок с гунскими воинами – казиаррусичи (вятичи-ванов), составлявших единое одноязычное пространство из Родов – северян, кривичей, лютичей, вятиче-ванов, древлян – населения будущей Хазарии. Так в Причерноморье возник новый народ русячей – казаки, говоривший на одном из южных диалектов русского языка. Русичи стали называть снова себя – Русью, в эпоху нового расширения границ их государства.
     Предания доносят до нас имена характерников, совсем не упоминавшихся в исторических документах, но имевших, видимо, вполне реальных живых прототипов. В древних сказаниях упоминается Вольга Святославогич, с пяти годков обучавшиеся хитростям-мудростям, знанию всяких языков разных (птиц и зверей), умеющего верёвочки шёлковые ставить, заворачивать куниц, лисиц, чёрных соболей, поскакучих заячков и малых горногстаюшков или рыб (семжинку, белужинку, щученку, плотиченку, осетринку), оборачиваться принимая их облик. Древен былинный образ Волха Всеславича. Он волх, умеющий вражбу чинить (ворожить), он мудрый кудесник, витязь-волшебник, по преданию родившейся от змеи, что по древнему русоведизму являлось признаком мудрости, он оборотень волкодлак, обладавший способностью оборачиваться в кречета (сокола), хорта (волка), тура, муравья. Наряду с ним упоминается киевский князь Вещий Олег (в Х веке). Упоминается не менее легендарный Всеволод Полоцкий (Всеволод Большое Гнездо) по вещим чародейным действиям, о нём в Лаврентьевской летописи говорится: «его же роди мать от волхованья…», упоминается он как волкодлак (оборотень) и в «Слове о полку Игореве»(во второй половине ХI века).
     Самым знаменитым из витязей-волкодлаков ведунов был киевский князь Святослав Великий, сын князя Игоря. Чтобы овладеть искусством волшебников-волкодлаков, он приложил могучую волю и огромные силы. Вся жизнь князя Святослава прошла в битвах и походах, из которых выходил всегда невредимым, недосягаемым для стрел и неуязвимым для мечей, топоров, копий и ножей, сражаясь в первых рядах. В бою же он неузнаваемо преображался. Современники описывают его как человека среднего роста, ничем не выделявшегося в обычное время. Слова летописца отразили его облик: «…глаза князя Святослава Хоробра (т.е. волкодлака), метали молнии, разящие врагов. А их стрелы и мечи не брали, и никто не мог в боротьбе одолеть этого славного воина… ратное волшебство лучше стали булатной защищало князя, и шёл он, воюя и грады разбивая». Битв на веку князя Святослава было не мало, многое изведал, бился с византийцами, ходил походами на Кавказ и Балканы, сражался с хазарами, половцами и печенегами. Однако истинной подоплекой всех этих легенд, былин, суеверий и волшебных сказаний, игравших только на руку хитроумным витязям-ведунам, была недюжинная смекалка и неподдельная любовь к земле Отечества.
     Во время нашествия Чингис-хана на Южную Русь впереди его войска шли два тумена (10000-е конные отряды). В междуречье Дона и Волги они столкнулись с неведомыми воинами на низкорослых быстрых конях, которые смело вступили сходу в бой, хотя намного уступали в численности ордынцам. Перед начало сечи монголы по привычной своей тактике осыпали их стрелами из своих тугих луков, но ни одна не нашла цели. Ошеломлённые завоеватели опять натянули луки. Но и на сей раз не смогли поразить никого из противников. Монголам даже показалось, что стрелы просто отскакивали от врагов. Третьего залпа не последовало, загадочные всадники пришпорили коней и врезались в гущу не ожидавших атаки, скучившихся монгольских конников. Напавшие витязи рубили направо и налево сразу двумя мечами, а сами уклонялись от сыпавшихся со все сторон ударов монгольских сабель. Тем временем в ходе ожесточённой сечи стало происходить что-то неведомое. То тут, то там монголами вдруг овладело безумие, и они принялись рубиться друг с другом не нажизнь,а на смерть. И никто из них даже не заметил, как таинственные витязи исчезли с поля боя, когда над ними сгущались сумерки. Как гласит легенда, после этой кровавой рати от двух десятитысячных туменов в живых осталось не более нескольких десятков человек.
     Таких витязей-чародеев часто именовали "чаклунами", "галдовниками" ("галдовать" от старославянского - колдовать) и "заморочниками", потому как умели они напускать "морок" (туман, сон), а иногда просто называли знахарями и колдунами. Говорили, что они могут нарисовать на стене ладью и уплыть на ней, нырнуть в кухоль воды и вынырнуть где-нибудь в море, бросить плащ на воду и по нему перейти через реку, словно на плоту. Волшебные старинные сказания про загадочных характерников, этих умудренных ратной жизнью чудесников и лукавых витязей-чародеев, коих ни стрела не брала, ни меч не рубил. Все эти сказочные свойства, в конце концов, и вовсе заслонили собою настоящий облик ведуна-волкодлака и он в глазах простого обывателя приобрел ореол таинственности и загадочности и страхования. Сами же витязи-ведуны под именем волкодлаков – поражали врагов, нанося удары «свечением» и «мерцало», т.е. мощными посылами энергии.
    Вообще же чего только не рассказывали в народе про галдовников-волкодлаков! Хотя часто бывало и наоборот - народная молва считала характерником личность сильную, неординарную, и приписывала ей чудесные качества. А от ведуна до знахаря, как говорится, один шаг.
     И действительно, в образе характерников мы найдем немало черт, роднящих их со знахарями-шептунами, и прежде всего это касается различных "замолвлений" не только укушения змеи, кровотечения из раны, от стрелы и меча и, от опоя коня. Эти общие волшебные свойства, в конце концов, переплелись между собою. Со знахарями роднит этих характерников и знание всевозможного чародейного зелья - разрыв-травы для снятия цепей и отпирания замков, нечуй-травы для нахождения кладов, чаклун-травы (т.е. колдовской травы). Также как и знахари, галдовники были непримиримы в борьбе со всякой нечистью и чертовщиной, и даже изгоняли своим характерством всех ведьм с земель Святой Руси.
     После крещения Руси древнее ратоборство волкодлаков утратило прежнюю славу, поскольку стали отожествлять со зловредными ночными обротонями убийцами. Но сами супервоины не исчезли и по-прежнему жили в южных степях у истоков Дона, Кубани и Днепра. Позднее к ним стали присоеденяться крепостные смерды, бежавшие от гнёта помещиков, а в ХVI веке и жители из Великого Новгорода, разорённого Иваном Грозным, а с ними преследуемые волхвы и ведуны – жрецы русоведизма, дополнив волшебное искусство волкоджлаков. Но не пропала сама традиция искусство боевого волшебства, приемы которой перекочевали в новое время к новым витязям-призракам, правнуков русичей-джанийцев ведунов волкодлаков - галдовников и внуков  лукавых характерников витязей-чародеев, его унаследовали и развили усовершенствовав - казаки-пластуны.

ВРЕМЕНА СТАРИНЫ

     "Бог творит из ничего: доколе мы хотим и думаем быть чем-нибудь, дотоле Он в нас не начинает своего дела." (Свт. Филарет М.Московский)
     Во все времена у всех народов особо почитались воины не только мужественные и отважные на поле брани, но и обладающие незаурядной хитростью и смекалкой эта традиция, идущая из древней заповедной старины. Многое утекло в воде реки времени, так и казачество - нет уж больше  грозных казачьих витязей. Но не умерла, не пропала память о Запорожье, о Черкеске и Броднике и, сохранила для нас волшебные старинные сказания про загадочных характерников, этих умудренных ратной жизнью чудесников и лукавых рыцарей-чародеев, коих ни пуля не брала, ни сабля не рубила.
     Возникновение пластунов теряется в толще столетий и восходит ко временам стародавним, к эпохе зарождения самого казачества в южнорусских степях. Таким образом получается, что пластуны, как отдельное воинское подразделение со своими боевыми приемами, существовали уже в момент зарождения самого казачества и потому вопрос о происхождении пластунов остается открытым. Покров тайны окутывал деятельность пластунов на протяжении всей истории. Про таких героев, пробиравшихся под покровом ночи в самое сердце вражеского стана, сказители слагали песни и легенды, передававшиеся из уст в уста не одно поколение. Естественно, что все это возникало не на пустом месте. То, что мы узнаем из всего этого, когда-то было. 
     Боевой опыт уходящий своими корнями в уловки воинов русичей, которые, по словам византийских и древнерусских летописей, умели врага "руками поясти". Вспомним с благодарностью, и отдадим им дань уважения. Были подобные удальцы, которых враги называли "урус-шайтан" - "русскими дьяволами", а сами казаки - пластунами... " Они учились быть разведчиками и были непревзойденные разведчики; они учились часами без малейшего движения сидеть или лежать в засаде; они учились без промаху стрелять из штуцера или из пистолета и владеть кинжалом, как мог бы владеть им только природный горец. Скрываясь, будто звери, по тернам и камышам, умея выть волком, выкрикивать перепелом, питаясь всем, что только попадалось по пути, казаки зорко высматривали врагов, внезапно нападали на них и с малыми силами разбивали и побеждали множество неприятелей. "- напишет позднее про ратную службу пластунов С.Н.Сергеев-Ценский, известный историк и писатель.
     Кубанские плавни - первозданный в своей природной дикости мир, полный кипучих страстей и борьбы за жизнь. Немного подтопленные приречные низины, заросшие сплошь высоким камышом, местами и густым лесом, были настоящим раем для разнообразной пернатой живности, и для диких коз, лисиц и вепрей. Частенько пробирались узкими извилистыми тропками беспощадные и хитрые "психадзе" ("водяные псы"). В отличие от конных "хиджретов" (от арабского "хиджра" - исход Магомета из Мекки), про набеги которых говорили, что они "подковами пашут, свинцом засевают, шашками жнут", пешие психадзе, словно оправдывая свое название, действовали по ночам, подкрадываясь и таясь, и при малейшем удобном случае поголовно вырезая сторожевые пикеты. Имея таких коварных противников, пришлось казакам выставить из своей среды воинов, ни в чем не уступавших им по сметливости и знанию всевозможных уловок - такими и были пластуны.
     Пластунами были в большинстве своем люди средних лет, поскольку считалось, что молодые слишком горячи для этого а к старости человек уже становится "валкуватым", т.е. тяжелым на подъем, не обладающим нужной сноровкой, специфика их службы с чередованием долгой, томительной бездеятельности и постоянной готовности к схватке породила особый тип воина.
     Живописен был внешний вид пластуна. Обут в мягкие постолы из шкуры для бесшумной ходьбы, одет в черкесский бешмет, подраный и заплатанный в силу долгих странствий по плавням и "хмеречам" (кустарникам), пластун всегда носил с собою свой неизменный штуцер, кинжал и различные "причиндальи" - пороховницу, сумку-пулечницу, огниво и прочие необходимые мелочи.  Пластуны бродили в плавнях небольшими группами по три, пять или десять человек, устраивая в густых зарослях у троп свои "засеки" или "залоги" (засады), в которых и сидели они на корточках, не шелохнувшись, порой всю ночь, выставив перед собой штуцер и прислушиваясь ко всему происходящему в плавнях, учились ползать "по-пластунски", вжимаясь в землю, путать свою "сакму" (следы), бесшумно снимать часового и многое другое.
     Порою пластуны прихватывали в плавни скрипку, чтобы развлечься в часы досуга, ибо среди них было немало хороших музыкантов. На всю Кубань прославился пластун Корсунского куреня Омелько Вернигора, захваченный черкесами в плен и отпущенный ими, очарованными волшебной игрой, на волю. Опытный пластун мог не только бесшумно ползать "по-пластунски", вжимаясь телом в землю и работая локтями и коленями, но и с легкостью уходить от преследователей. Медленно пробираясь потайными тропами в кубанских плавнях, пластуны так же чутко присматривались ко всем следам, оставленным на мягкой заболоченной почве. "Скрываясь, будто звери, по тернам и камышам, умея выть волком, выкрикивать перепелом, питаясь всем, что только попадалось по пути, …казаки зорко высматривали врагов, внезапно нападали на них и с малыми силами разбивали и побеждали множество неприятелей". Порою передвижение противника можно было определить по стаям всполошенных появлением человека птиц, а вражескую засаду с головой выдавали тучи кровожадной мошкары, клубившейся над этим местом.
     Ф.А.Щербина, автор "Истории Кубанского казачьего войска", приводит относительно пластунов такие сведения: "По роду их деятельности, в дозоре или в тылу противника, им приходилось нередко часами, не шелохнувшись, лежать пластом на земле, слившись с окружающей местностью, и вести наблюдения. Отсюда и пошло название "пластуны". Почуяв опасность, пластун мог отреагировать "на хруст" молниеносно метким выстрелом даже в полной темноте, поскольку посредственных стрелков в пластуны не брали.
     Находясь в засаде и внезапно окруженный врагами, пластун порой не имел времени, чтобы подняться на ноги и ему приходилось отбиваться сидя - для этого служили разнообразные "ползунцы". Это предположение вполне правдоподобно, особенно если учесть, что пластун, сидя на корточках в засаде и внезапно окруженный подкравшимися врагами, порой не имел времени подняться на ноги и ему приходилось отбиваться сидя. Поэтому для пластуна были важнее навыки одиночного бойца - так называемые "гойдки" (или "скоки" - маятники) батавка - маята. Да и сами значения слов "ползунец" и "пластун" (т.е. ползающий) слишком близки, а не просто совпадение... И ведь именно с пластунами времен Запорожья и Бродника связывают и возникновение батавка - маята и гопака. Те, кто знаком с этими казачьими плясами, знают, что это закодированный ключ боевого уряда. Рисунок боевого танца удивительным образом похож на своеобразную тренировку, в которой есть как разминочные упражнения (ползунцы "гусак", "жабка", "колесо"), так и фигуры, напоминающие боевые приемы - "стрижак", "чепак", "млын", "коса", "садить гайдука" и прочие. А сюда входило и обучение умению управляться в домашнем хозяйстве, а для неуязвимости в бою или собственно гопак, а все фигуры в нем делятся на два уровня – прыжки в воздухе,  и так называемые "ползунцы", выполняемые сидя на корточках, причем до наших дней сохранились народные названия большинства из них. Можно добавить к этому легенды, былины, сказания, песни и боевые танцы казаков, техника владения холодным оружием, приемы борьбы и кулачный бой ("кулачки"), и еще многое то, что формирует характер ("характерники"), воспитывает волю, укрепляет дух. Что же касается гопака, то скорее всего такие фигуры как: "разножка", "пистоль", "голубец", "чорт" и другие, выполняемые в прыжке, использовались для спешивания всадников передовых татарских разъездов, пробиравшихся днепровскими плавнями на своих низкорослых степных конях. Вся деятельность пластуна так или иначе была связана с понятием "сакмы".
     Со времён Бродника и Запорожья бывалые казаки "слушали сакму", прислонив ухо к земле - и если слышен был гул от татарской орды, то говорили, что "сакма гудит". Само это слово в переводе с татарского означает вообще любой след, оставленный человеком или зверем, но у пластунов оно приобрело более широкое значение.
     Красуются и заповедывают, верования были в которых живы на Украине до самого недавнего времени и вот что пишет про них С.Н.Сергеев-Ценский: "Частенько черноморцы и сами переправлялись через Кубань, Черноморские запорожские – казаки пластуны, вовсе не охотники, выслеживающие дичь" . Ещё с ХVI в. существовал в Запорожской Сечи - Пластуновский курень, среди тридцати восьми куреней - факт сам по себе удивительный в силу двух причин, поскольку все сечевые курени назывались либо в честь атамана-основателя, как-то: Васюринский, Брюховецкий, Поповичевский, либо по местности, откуда вышли первые запорожцы, как-то: Уманский, Полтавский или Каневский. И лишь Пластуновский курень назывался по роду деятельности казаков, его составлявших. И кроме того, названия и численность всех без исключения куреней было постоянным с момента основания самой первой, Хортицкой Сечи еще знаменитым Байдою Вишневецким во 2-й половине XVI века.
     И как это ни покажется странным, завеса тайны приоткрылась над пластунами лишь в июне 1775 г. Столь малое внимание, уделяемое пластунам историками той эпохи, легко объяснить событиями тех далеких времен, когда деятельность разведчиков была просто незаметной и незначительной на фоне грандиозных по своим масштабам казачьих походов, сотрясавших Польшу и Украину и Россию не одно десятилетие. Действуя согласно манифесту Екатерины II, напуганной размахом Крестьянской войны во главе с Емельяном Пугачевым и стремившейся избежать подобного в Малороссии, войска генерала Текели окружили Сечь, арестовали казачью старшину и разоружили запорожцев. Часть их под покровом ночи сумела тайком уплыть вниз по Днепру на лодках, перебраться через море во владения Оттоманской империи и, приняв турецкое подданство, основать Задунайскую Сечь. Большинство же казаков рассеялось по всей Украине, дожидаясь лучших времен.
     Однако было и свое, затаенное от других знание, а значит были и "пластуны" - предтеча нынешней войсковой разведки. Считалось, что у пластунов есть особые заговоры "характерства" - от кровотечения, от змеиного укуса, от опоя коня, от пули летящей и сабли разящей, многие из которых начинались словами: "Я буду шептать, а Ты, Боже, спасать..." Такая действительность не могла не породить волшебных преданий и сказочных небылиц, своими корнями уходящих в запорожские верования.
    К началу XX в. команды пластунов получили всеобщее признание и широкое распространение в российской армии. Пластунские батальоны по численности приближались к конным полкам, имея четырепять сотен по 180 человек каждая, 22 офицера и 858 нижних чинов. В одном только Кубанском казачьем войске насчитывалось 18 таких батальонов, которые по первому мобилизационному призыву в июле 1914 г. тут же отправились на фронт. На Кавказе они сражались в составе четырех Кубанских пластунских бригад и уже к апрелю 1915 г. награждено было свыше девяти тысяч (!) пластунов - факт сам по себе красноречивый.
    Бурный семнадцатый и последующие за ним годы принесли немало горя кубанскому казачеству. В это смутное кровавое лихолетье сгинули бесследно полки Линейный, Екатеринодарский, Черноморский, Полтавский, Хоперский, Запорожский, Уманский, Кавказский, Таманский, Лабинский, а с ними и знаменитые пластунские батальоны.
 
ПЛАСТУНЫ-ХАРАКТЕРНИКИ - НАСЛЕДНИКИ ВИТЯЗЕЙ-ВЕДУНОВ
 РУСЯЧЕЙ И ВОЛКОДЛАКОВ ДЖАНИЙЦЕВ

     "Казаку Бог помогает и казацкое счастье". "Если казак не зевает, в бою не плошает, то ему и Бог помогает" «На Бога надейся, но и сам не плошай!»
     Были среди казаков и свои "характерники" ("галдовники", "заморочники", "химородники"), умевшие от пули и сабли уходить, оборачиваться в волков - белых хортов, напускать на врага "морок" ("ману", "омману" - т.е. обман, видения) и наводить на врагов "мару" (наваждение), да так, что те друг друга поубивают или вместо казака "цапа" (дикого козла) к дереву привяжут, в то время как хитрый казак посмеивается стоя сбоку и в свои усы, да ещё много чего. Под стать характерникам были и чудесные заговоренные кони-"огыри", взращенные степной вольницей.
    Характерникам же приписывалось умение наводить "морок", или "омману" на врага колдовскими чарами. А потому и стояли веками на страже мира православного эти воины-знахари, защищали грудью своей от всякой напасти чужедальней и нечисти басурманской святые берега. Галдовниками были не только пластуны или казачьи атаманы - ими могли быть и обычные с виду запорожские казаки -"голота", и кухари-кашевары, и старые деды, доживавшие век на хуторах, "плодя пчелу", и казаки -"молельники", уходившие в монастыри или "печеры" (пещеры) "спасатися" молитвами и словом Господним, искать "покрова" Божьего для православного люда.
    Без труда узнаем пластунов – хранивших рубежи Святой Руси в знаменитых "характерниках", о которых ходили легенды, среди них находим «старого казака Илью Муромца» - святого преподобного праведника-чудотворца, при ратной жизни спасавшего Русь от врагов, Богом данной – богатырской силой, а в схиме монашества силой чудотворного Святаго Духа, его святые мощи находясь в Киево-печерской лавре и после смерти творят чудеса, а он сам этой силой из иного мира помогает молящимся. Это было и есть действительно тайное знание иного, свыше идущее. Свои "характерства", или "замолвления" (т.е. заговоры), кои касались оружия, опоя коня, укуса змеиного и всякой хворости, передавали они из рода в род при свете "молодика" (молодого месяца) в ночи.
     Порой старый характерник брал себе в науку особо избранного казачка-"джуру" (или "чуру"), которому и доставалось "характерное слово". Само это слово "характерник" (от греческого character - отличительная черта) обозначает человека, наделенного необычными, сверхъестественными способностями, и в силу этого уже резко выделяющегося в казачьей среде.
     Самой яркой и необычной чертой характерников была их неуязвимости для пуль и сабель способность к словесной магии - была хорошо известна именно в казачьей среде с её воинским укладом жизни и ещё довольно часто встречались в XX веке у донских и кубанских казаков. Во многих воинских молитвах и заговорах обращаются к Богу - "Я буду шептать, а Ты, Боже, спасать...", и к мужу каменному или девице красной, что ратным делом владеет. Высказывались пожелания, чтобы тело было крепче белого камня, а платье крепче панциря и кольчуги, и чтоб от каменной одежды той и пуля, и сабля отскакивали бы, как молот от наковальни, чтоб железо и сталь вертелись бы кругом, как у мельницы жернова, но тела не трогали. Но Сама - вязь "замолвления" суть (т.е. заговоры), кои опоя коня, укуса змеиного и всякой хворости, чтобы пули были не в пули, стрелы не в стрелы, и шли бы они во чисто поле, в мать-сыру землю, и чтобы ножи булатные, сабли вострые, пищали, топоры и бердыши были смирными и вреда бы не причиняли.
     И если воинские заговоры довольно широко бытовали среди казачества, особенно в кругу пластунов, то лечебные молитвы были уделом немногих. Такими казачьими медиками у запорожцев и черноморцев большею частью были кашевары. Так что знахарство и кашеварство часто переплетались между собою в народном представлении. , дававшие обет безбрачия и и нередко обыкновенного знахаря называли "характерником", а бабку-шептуху "характерницей".
     Вот что пишет про них С.Н.Сергеев-Ценский: "Это были вообще серьезного склада люди, дававшие обет безбрачия и строго державшие этот обет, почитавшие свое кашеварство настолько святым занятием, что не давали казакам даже уголька из костра запалить люльку, когда варился борщ. Костру, впрочем, они придавали и лекарственное значение и неизменно зажигали его тогда, когда оказывался среди казаков раненный черкесской пулей или шашкой". Процесс приготовления пищи в украинских верованиях всегда считался занятием мистическим, сопровождаемым заговорами - его предваряло разжигание "ватры" (живого огня) и взятие из колодца "непочатой" воды, да и сама каша часто была пищей ритуальной, стоит вспомнить хотя бы рождественское сочиво или поминальную кутью.
    В своей книге "Народная память о Запорожье. Предания и рассказы, собранные в Екатеринославщине в 1875-1905 гг." Я.П.Новицкий приводит легенду про битву турков с русским войском, на помощь которому приходит запорожский галдовник: "Запорожець пiдняв руки i пiймав ядро. "Ось бач, каже, який гостинець! Ну тепер, каже, глянь на острiв: шо там?" Глянув царь, аж турок сам себе руба, сам на себе пiдняв руку i пiшов потоптом. Пiднялась велика курява, а потiм стихло. "Дивись тепер" - каже запорожець. Глянув царь, аж нема нi одного живого турка, порубали самi себе..." Однако согласно многочисленным преданиям характерники могли навевать и различные видения: " Як iх сила, то вони покладуть усiх до одного, нi одного не випустять. А як несила, то вони зроблять або рiчку, або лiс, такий лiс, що його нi пройти, нi проiхати. Та тодi тi - татарва, то що наткнуться, подивляться, а воно рiчка або лiс, та й назад. А пiсля як роздивляться, а воно того нема нiчого. Отакi були тi запорожцi."
     Такие совсем уж сказочные предания тем не менее были очень популярны в народной среде, особенно часто встречающийся мотив о том, как хитрый запорожец отводит врагам очи и они не могут его ни связать, ни заковать в цепи. Подобный сюжет появляется и на страницах романа "Чорна рада" Пантелеймона Кулиша, известного писателя и этнографа: "Да й згадав, як у старого Хмельницького сидiв у глибцi такий, що ману напускав. "Що ви, - каже, - що мене стережете? Як схочу, то лиха встережете мене! Ось зав`яжiть мене в мiшок." Зав`язали його да й притягли за трямки, аж вiн йде з-за дверей: "А що, вражi дiти! Встерегли?"
     Д.И. Яворницкий в своём сборнике "Запорожье в остатках старины и преданиях народа" (1888г.) пишет из народных уст про запорожцев: "А як вийдуть на вiйну, то iх б`ють кулями, а вони собi й байдуже: пазухи порозставляють i збирають туди кулi. "Та ну бий!" - кричить кошовий хлопцевi, а сам i без пiстоля i без рушницi стоiть. "Пiдожди, батьку, наберу куль та тодi i пострiляю." В другой легенде про кошевого Сирка говорится: "Сiрко - це кошовий такий. Вiн такий був, що дещо знав. Оце бувало вийде iз куреня та й гука на свого хлопця: "Ану, хлопче, вiзьми пiстоль, стань там та стрiляй менi в руку!" Той хлопець вiзьме пiстоль та тiльки - бух! - йому в руку. А вiн вiзьме в руку кулю, здаве ii та назад i кине. Вони, тi запорожцi, всi були знайовитi..." Среди многочисленных преданий о галдовниках особо выделяются сказания про кошевого Ивана Сирка, личность действительно колоссальную в истории XVII века. И друзья, и недруги одинаково отзывались о нем как о человеке замечательных военных дарований, и именно при нем Запорожская Сечь достигла апогея своего могущества. Однако в народных легендах образ знаменитого кошевого приобрел черты совсем уж сказочные. Предание говорит, что Сирко родился на свет с зубами, и как только баба-повитуха поднесла его к столу, то он тотчас схватил со стола пирог и съел его - это было знамение того, что он весь век свой будет грызть врагов. Сирко умел наводить на татарских табунщиков сон, часто при этом оборачиваясь белым хортом. А однажды у безымянного острова подстрелил из своего пистоля купающегося в Днепре черта. Остров этот, на котором впоследствии основали одну из Сечей, назвали Чертомлык, поскольку черт "млыкнул" (булькнул) ногами, когда упал в воду. Сами запорожцы говорили, что равного Сирку не было, не будет и никогда не может быть, и на то есть заклятие самого Сирка : "Хто ляже рядом зi мною, то ще брат, а хто вище мене - той проклят". Рассказывали, будто Сирка сабля не могла взять и он бывало подставлял своему "джуре" (слуге) под удар руку, но на ней оставался лишь синий след. Сказания о магической силе Сирковой руки были очень популярны и в одном предании он назван даже Сирентием Праворучником. Говорили, что будто после смерти своего кошевого запорожцы отрезали правую руку его и с ней везде ходили на войну, а в случае беды выставляли ее вперед, говоря: "Стой, душа и рука Сирка с нами!" Лишь после разрушения Запорожья казаки схоронили руку его, но не схоронили они с ней души его: он вовсе не умер, он жив до сих пор, он и теперь воюет где-то с врагами Христовой веры и казачьей вольности. В народном воображении издревле бытовала вера в то, что заговорным молитвенным словом можно отвадить любую беду, в том числе и ратную. К сожалению, текстов исконно запорожских "характерств" , или "замолвлений", до нас не дошло, но представление о них можно получить из книги И.Сахарова "Сказания русского народа" (1849г.). Очень точно это подметил украинский писатель Андриан Кащенко, словами которого и завершим, сей сказ: "Как человек с разумом и необычным везением, то люди и считают его характерником... Умные были…, умудренные во всем, духом и волей сильные, вот и достигали того, что нам заказано. И только-то! Но как бы там ни было, а все же больше полагались на свою отвагу, поскольку верили, что заговоры от пуль и сабель действуют лишь тогда, когда в бою не поворачиваешься спиной к врагу".

         &n

Источник: http://www.scarb.ru/PLASTUNSKIY_URYAD.htm
Категория: Характерники | Добавил: Stalker (17.03.2010) | Автор: В.В.Батаев
Просмотров: 6180 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 4.8/4 |
Всего комментариев: 2
1  
Статья однобокая , о чем говорит постоянное упоминание Святой Руси,Великой руси от Енисея до Италии, ванов, вятичей – древних руссов живших на исконных землях обитания тюрко язычных народов (об этом скромно умалчивается), ну и осознавая , что не все тут дети , вбрасывается версия о смешание воинов гунов(это тюрки) со скифянками (кстате это тоже тюрки) и от этого слияния почему-то появляются казиаррусичи (вятичи-ванов), а не гунноскифы -похоже на анекдот smile . Ай брат! У человека бывает всего один отец! Этнос не может равномерно состоять из нескольких равных этносов, должна быть ДОМИНАНТА (отец)- ствол/основная линия, а остольное все второстепеная линия!
Рунические надписи которые кроме тюрков никто еще на свой язык не смог перевести ( потому, что порядок составления слов и предложений тюркский) приписали древним руссичам. Сколько еще будете тюркское выдаваться за древнерусское?
О характерниках . Товарищи ! 21 век на дворе (люди в космос летают)! какие еще колдуны-оборотни, которых сабли не режут и пули не берут? - честное слово больше на сказку похоже.
В войско Чингизхана врезались всадники(диверсанты), которые внешне ничем не отличались от монголов ,именно для того, чтобы монголы сражаясь с себе подобными , после начинали сражаться между собой, а диверсанты растворялись в себе подобной толпе.Такую же тактику применяли кипчаки хана Отрака, в сражениях грузинского царя Давида4 против тюрков сельджуков (это тоже написано(не мною) в одной из тем форума).

2  
1байдару:У тебя брат воображение на нуле. Тебе и твоим детям не стать воинами,а воины "характерники" будут нужны и через многие тысячи лет,пока на земле будут жить дети Перуна.


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Логин:
Пароль:

Translate to ...


Поиск

Рекомендуем


Статистика
Locations of visitors to this page
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright BAYDA-SITE © 2008-2017

Rambler's Top100