BAYDA
Family site
Суббота, 22.07.2017, 20:33


                                                                 Фамильный сайт Байда
                                                                                                                                         Статьи

Приветствую Вас Гость | RSS
Категории каталога
Всё о фамилии Байда [52]
Происхождение, история, люди и многое-многое другое
Я - Байдак. А я - Байдала... [4]
Все о родственных фамилиях: люди, история, генеалогия...
Байда-Вишневецкий [8]
Происхождение и значение фамилий и имен [46]
Генеалогия [7]
Мировоззрение [10]
Характерники [5]
Этимология [11]
Значение и происхождение слов и выражений
История [37]
История казачества [22]
ДНК. Генетика [8]
Краеведение [4]
Наше творчество [4]
Интересное [13]
Разное [1]
Все, что не вошло в другие разделы
Do we live in the Matrix? No, it's even cooler ... [8]
Section is an illusion, maya, the Indian-Maya, the simulation, etc.

Меню сайта

Наш опрос
Оцените сайт

Всего ответов: 1566

Главная » Статьи » Байда-Вишневецкий


Дмитрий Вишневецкий и геополитика Русского государства
Первые походы русских войск на Крымское ханство

     Укрепив через коренную модернизацию государственный аппарат, армию и достигнув в кровавой борьбе со своим окружением полной самодержавной власти по принципу русские цари "...ни перед кем не отчитывались, но вольны были жаловать и казнить..." Ивана IV впервые, со времен татаро-монгольского нашествия на Русь организовал первые военные походы против Крымского ханства как своего наиболее опасного и непримиримого врага.
     Современная историческая хронология так фиксирует эти события:

     1558 г. Польский князь Дмитрий < Вишневецкий >, союзник Ивана IV, разбивает крымских татар у Азова; тем временем московское войско под командованием Данила Адашева доходит до устья Днепра.
     1559 г. Войска под командованием Даниила Адашева спустились по Днепру в Черное море и высадились на западном побережье Крыма. Более двух недель отряд Адашева находился на полуострове, но закрепиться на нем не смог.
     На первый взгляд краткость и сухость изложения военных событий 1558 – 1559 годов для читателя не представляет интереса в виду того, что эти походы не принесли московским войскам каких либо стратегических или тактических побед.
     Но при более внимательном и тщательном историческом розыске за вышеназванные года, перед добросовестным историком возникает, совершено иная картина. Иные взаимосвязанные между события, приведшие к проведению этих военных походов.

     Прежде всего, обращает на себя внимание, новая политическая ситуация сложившаяся в Восточной Европе которая вывела на поле боя иные силы и новых героев, оказавших значительное влияние, как на дальнейшее завоевание Крымского ханства Российской империей, так и на исторические судьбы сопредельных с Крымским ханством государств: Османской империи, Речи Посполитой, Молдавии зародившемуся к этому времени особого военно-рыцарского ордена "Запорожская сечь".
     Забегая наперед считаю необходимым отметить, что именно существование на протяжении почти 300 лет "Запорожской сечи" сыграло свою решающую роль в росте самосознания украинцев как отдельной нации и возникновению в последствии в среде украинцев идеи государственности, что и было реализовано в полном объеме только 24 августа 1991 года.
     Но вернемся из дня сегодняшнего в далекий 1558 год и вначале определимся с существенными вопросами: Кто такие – Дмитрий Вышнивецкий, Даниил Адашев? Где находилась крепость Азов, и какую цель преследовали московские войска под командование Данила Адашева.? Что такое "Запорожская сечь" и кто явился ее основателем? [B] Историческая справка Турецкая крепость Азов, была расположенная на 47 град. 20 мин. с. ш. и 64 град. 32 тин. в. устье р. Дона и закрывала как Донским казакам, так и русским купцам выход в Азовское море, а затем и далее в Черное море.
     В дополнение к этому. Азов имел неподалеку от себя переправы, безопасные для вторжения крымских и ногайских орд в пределы Московского государства. Для донских казаков вопрос обладания Азовом было вопросом жизни. Земледелием казаки не занимались, скотоводство и рыболовство не приносило больших доходов, а жалование из Москвы было небольшим и нерегулярным.
    Поэтому казаки, по их словам, "служили только с воды, да с травы, а не с поместий и не с вотчин...". Поэтому и целью похода московских войск было обладание Азовом, как ключевой крепостью для дальнейшего влияния Московского царства закрепления на юге.

     Вопрос: Кто такой Даниил Адашев?
     Историческая справка: Адашев Даниил Федорович (год рождения неизвестен – около 1562-1563), российский военный деятель. Военный советник Ивана IV при осаде и штурме в 1552 Казани. Родной брат Алексея Адашева, первого ближайшего советника ИванаГрозного.
     В 1553-1554 командовал войском при подавлении восстания в Поволжье. Во время Ливонской войны 1558-1583 воевода Передового полка, участвовавшего в штурме Нарвы и других городов. В феврале-сентябре 1559 первый воевода войск (8 тысяч человек), принимал участие в походе в Крым. С 1560 командовал "нарядом" (артиллерией) в Ливонии, затем был вторым воеводой Большого полка. Позже подвергся царской опале и казнен.

     Польский князь Дмитрий < Вишневецкий >, кем же он был на самом деле?
     Историческая справка: Дмитрий Иванович < Вишневецкий > (1516- 1563) – украинский магнат, князь. Происходил из старинного волынского рода Гедиминовичей. Владел обширными землями в Кременецком повете, в том числе родовой резиденцией в городе Вишневец. В 1550-1553 был старостой Черкасского и Каневского поветов. Является первым доподлинно известным казацким атаманом. Объединил украинских (малоросийских) казаков для борьбы с татарами.
     В 1558 перешёл на службу русского царя Ивана IV и в этом же году участвовал в походе русского войска на Крымское ханство. В 1563 вмешался в междоусобную борьбу молдавского боярства. Был взят в плен и выдан турецкому султану, по приказу которого < Вишневецкий > был казнён в Стамбуле.
     Некоторые историки отождествляют < Вишневецкого > с героем популярной исторической песни – казаком Байдой.
"В Царигради на рыночке
Там пьет Байда мед-водочку;
Ой, пьет Байда и не день, не два,
Не одну ночь да и не годиночку;
     Но это сухая энциклопедическая информация.При обращении же к исторической литературе картина становится иной.
     Впервые исторические источники вспоминают Д. < Вишневецком > в 1545 г. В это время усиливаются татарские нашествия в Украину, что мешало освоению ее территории польским магнатством. Польскому королю нужен был человек, способный организовать противодействие крымским татарам и их союзникам туркам и ногайцам, и Дмитрий < Вишневецкий > был выбран "как один из более выдающихся репрезентантов борьбы с татарами".
     Уже тогда < Вишневецкий > обнаружил себя нерядовой натурой, чертами рыцарства и молодечества. Может, именно поэтому, столкнувшись с казацкой вольницей, он как нигде, почувствовал себя в своей среде. В то же время личная храбрость князя, его авантюристская натура пришлись по душе казакам, они готовы были идти с ним против татар, и против кого другого, чтобы позвал.
      В тоже время если судить прожитую им жизнь с позиций дня сегодняшнего (задним умом), то можно сказать, что она стала как бы программой, которой следовали многие Гетманы украинского реестрового казачества и Кошевые атаманы Войска Запорожского. Которые эти 300 лет метались в поисках "друзей и союзников" между Речью Посполитой, Московским государством и Османской империей, в ходе чего повторили еще с большим размахом все его как подвиги, так и ошибки, в том числе и политические, что привело до полной ликвидации Запорожской сечи при императрице Екатерине II...
     Но нам легко судить сегодня, а Д.Вишнивецкий как отмечают историки, был "муж ума пылкого, отважный, ловкий вояка" и ему наверно было лучше знать, как себя вести и с кем воевать, а с кем дружить.
     С согласия Короля Речи Посполитой Сигизмунда II Августа Д.< Вишневецкий > между 1545 и 1546 годами отправляется на Днепровское низовье и "на острове Хортица, против Конских вод, круг крымского кочевья", по свидетельству М. Грушевского, где "ставит замок и собирает вокруг себя казачество".
     Но летом в 1553г. Дмитрий < Вишневецкий >, возможно, чем-то оскорбленный на короля, переходит на службу к турецкому султану Сулейману II и вместе со своим войском украинских казаков (запорожских как они стали себя называть) в отличие от реестровых казаков находится в Стамбуле.
     Польский князь Радзивилл так писал королю, что < Вишневецкий > "со всей своей ротой, то есть со всем казачеством и холопством, которое держал около себя, съехал к туркам, выслав заранее казацкую роту, а затем и сам со своими казаками потянулся в Турцию".
     Поступок < Вишневецкого > вызывал незаурядную тревогу – боялись, чтобы он не навел в Речь Постполитую турков. В начале 1554 г. < Вишневецкий > возвращается из Турции и 4 марта в Каменни (неподалеку Люблина) объясняется польским королем Сигизмундом II Августом, после чего тот опять поручил ему охранять приграничье "против татар и устроить на острове Хортица защитное укрепление против крымчаков".
     Вот тогда-то, вернувшись на Запорожья и сплотив вокруг себя казаков, князь строит на Хортице тот замок-крепость, который вошел в историю под названием < Вишневецкий > и на основе и вокруг которго, потом расстроилась Запорожская сечь...
     Историк Д. Яворницкий писал по этому поводу: "В 1556 году знаменитый вожак низовых казаков князь Дмитрий < Вишневецкий >, отправляясь на войну с татарами, вышел за пределы Киевского воеводства и, спустившись ниже порогов, расположился на острове Хортица. Рассчитывая начать отсюда постоянные набеги на басурманов, < Вишневецкий > устроил на острове земляное местечко".
     Строя замок, Вишневецкий пытался окончательно укрепить его, как крепость, и потому просил у короля пушек, обслугу и тому подобное.
     Но Сигизмунд II Август, который хотел лишь укрепления границы против Крымского хана Давлет-Гирея и стоял за дружбу с ним, отказал < Вишневецкому >. Его не на шутку обеспокоила активность князя, который намерился освободить от татар Дикое Поле и даже все Причерноморье.
     Историческая справка: Сигизму́нд II Август (польск. Zygmunt II August, лит. Žygimantas Augustas; 1 июля или 1 августа 1520 – 7 июля 1572) – великий князь литовский (с 1529), король польский с 1548, глава федеративного государства Речь Посполита Обоих Народов (с 1569). Сигизмунд Август был любителем и покровителем изящных искусств, науки и литературы, достигших при нём, главным образом под влиянием реформации, цветущего состояния.
     В делах внешних Сигизмунд Август старался поддерживать мир, оставался в хороших отношениях с Австрией и Турцией, но не мог избежать войны с Иоанном Грозным вследствие притязаний последнего на некоторые части Ливонии, с которой Сигизмунд Август заключил оборонительный и наступательный союз.
     Долгие переговоры о перемирии с Москвой и о браке Иоанна с сестрой короля, Екатериной, не увенчались успехом, и после присоединения Лифляндии к Польше (1561) началась война, окончившаяся для Польши утратой Полоцка, при чём заключено было трёхлетнее перемирие (1571). Умер в 1572 в Кнышине; с ним прекратилась династия Ягеллонов.

     Предвидя раздоры и смуту бескоролевья, Сигизмунд Август в духовном завещании убеждал подданных хранить мир и согласие и призывал проклятие на тех, кто начнет ссору и посеет общественную распрю. Естественно, это не входило в интересы короля, и он попробовал каким-то образом отзывать < Вишневецкого > с Хортицы и назначить казакам другого руководителя.
     К этому времени относится и первый поход запорожских казаков под предводительством Д. < Вишневецкого > на турецкую крепость на Ислам-Кермен, с тем, чтобы за счет добытых трофеев укрепить Хортице укрепления.
     Историческая справка; Ислам – Кермен. С 1492 по 1695 г. там, где ныне раскинулся город Каховка, стояла турецкая крепость Ислам-Кермен Турками были построены крепости Ислам-Кермен (на месте современной Каховки), Кызы-Кермен (на месте современного Берислава), на острове Тавань, между Ислам-Кермен и Кызы-Кермен крепость Хан-Бурун-Счастливый (остров затоплен Каховским водохранилищем) и крепость Тагин или Трунь-Ястреб (у современного села Тягинка). Они использовались для нападения на украинские, русские, польские земли с целью захвата добычи, пленных для продажи в рабство, для получения дани, выкупов. Между крепостями были протянуты цепи через Днепр для предотвращения плавания запорожцев.
     Захватив крепость Ислам-Кермена, казацкие отряды до основания ограбили ее, а затем сожгли. Пушки вывезли в Хортицкую крепость.
     Прийдя в себя от такой дерзости Крымский хан Давлет-Гирей спешно собрал войско и весной в 1557 г. двинулся походом на < Вишневецкого >. Он окружил Хортицкую крепость и облегал ее 24 дня. "Но именем государево и большого князя он, < Вишневецкий >, защитился от хана, побив у него немало лучших людей, так, что хан пошел от < Вишневецкого > с большим стыдом". Разгневанный действиями < Вишневецкого > Давлет-Гирей пожаловался Сигизмунду II Августу, требуя от него укротить казаков и < Вишневецкого >. Король, однако, ответил, что < Вишневецкого > на Днепр не посылал.
      "Можете рассуждать с того, – писал Сигизмунд, – что и к цесарю турецкому он ходил против воли нашей, а как там он принят, сами знаете: вернувшись к государству нашей, он рассказывал, что достал подарки и у тебя, брата нашего, ласку имел. Через то мы и поручили ему степную, сторожу, потому что убежденные, что он будет поддерживать отношения с вашими людьми, испытав от вас ласку".
     Король Сигизмунд II Август не знал, что < Вишневецкий >, уже не надеясь на ласку от него, уже давно настраивает отношения с Москвой. Еще в марте в 1556 г., когда московское правительство организовало небольшой, разведывательный поход на Крым, возглавляемый дьяком Ржевским, не обошлось здесь и без < Вишневецкого > как добровольного помощника и проводника.
     А надо сказать, что в 1556 г. московский царь Иван Грозный посылал дьяка Ржевского на крымчан – впервые в московской истории. Соединившись с казаками Д.< Вишневецкого >, московско-козацкое войско разрушило Очаков, успешно отбилось от татарской погони и с добычей вернулось "восвояси" (надо сказать, что татары и турки называли главным своим обидчиком за Очаков не Ржевского, а именно < Вишневецкого >).
     Историческая справка: Очаков - город в Николаевской области Украины, административный центр Очаковского района. Расположен на побережье Чёрного моря, рядом с устьем Днепра. Очаков был заложен в 1492 крымским ханом Менгли I Гиреем, на месте литовской крепости Дашев, и первоначально назывался Кара Керман. В 1526 крепость перешла во владение османов и называлась Özi (Ачи-Кале).
     Именно с этого времени он ведет переписку с московским царем. В сентябре, в 1556 г. московские послы, возвращаясь из Литвы встретившись из < Вишневецким >, и докладывали Ивану Грозному, что < Вишневецкий > собирается перебраться в Москву.
     Вместе с послами < Вишневецкий > послал к Ивану Грозного своего атамана Михаила Есковича для переговоров о условиях службы царю. Царь с предложением Вишневицкого согласился, после чего < Вишневецкий > стал на царскую службу и пошел своим войском на Ислам-Кермен. После разгрома Ислам-Кермена < Вишневецкий > в письме к царю клянется, что "пока он на Хортице, крымчакам ходить будет никуда".
     В конце лета в 1557 г. Давлет-Гирей, собрав не только крымское, но и турецкое и валашское войска, опять подошел к хортицких укреплениям. Султанские галеры остановились около самого острова.
     < Вишневецкому > и казакам пришлось держать жестокую осаду. Однако силы были неровне, к тому же исчерпались припасы. Казаки начали разбегаться. Пришлось отступить. Князь сообщал Ивану Грозному, что "из Днепра, из Хортицкого острова пошел потому, что пищи не стало и казаки разошлись".
     Отступив из Хортицы, < Вишневецкий > закрепляется в Каневе и Черкассах. Из Черкасс в сентябре в 1557 г. он официально обратился к царю с просьбой о покровительство, и Иван Грозный вызывает < Вишневецкого > в Москву. В российской летописи по Никонову списка отмечено: "Того же месяца (сентября. – Авт.) приехал к царю и большому князя Ивана Васильевича всей Руси от < Вишневецкого > князя Дмитрия Ивановича бить челом Михаил Ескович, что его государь пожалував, а велел себе служить".
     И нужно сказать, что < Вишневецкий >, с которым пришли на Москву "многии казаки", служил царю верой и правдой. Уже в январе в 1558 г. он во главе тридцатитысячного московского войска приведеного дяком Ржевским, выступает против крымчаков, доходит до Перекопа... В Ислам-Кермени < Вишневецкий > планировал соединиться с кабардинским мурзой Канкличем, чтобы оттуда "над крымским промышлять, сколько им Бог помощи подаст".
     Конечно, всем этим немало были обеспокоены Речь Посполитая, Крымское ханство и Османская империя. Для такого беспокойства у Речи Посполитой были те обстоятельства, то в 1553 г. король Сигизмунд II Август заключил с ханом Давлет-Гиреем договор о дружбе, заплатил ему дань, обещал, что не будет позволять казакам осуществлять нападения на татарские земли. В Москву поляками было послано посольство с мирными пожеланиями.
     Как следствие, < Вишневецкий > получает приказ оставить на Днепре войско, а самому вернутся в Москву. В Москве < Вишневецкий > оставался не долго. Вскоре его назначают командиром отряда, который был расположенный в Туле для защиты от татар.
     Однако уже в феврале в 1559 г. ему приказано ехать на Дон, построить там корабли и идти морским походом на Керчь. Вместе с < Вишневецким > отправился отряд под командованием Даниила Адашева.
     В феврале-сентябре 1559 первый воевода войск (8 тысяч человек), принимавших участие в походе в Крым. При этом Д.Адашев получил задачу выйти на Черное море из устья Днепра и выполнил ее. Под его руководством при месте впадения реки Псел в Днепр (у острова Хортица), в районе будущего Кременчуга, была построена флотилия из 150-200 казацких чаек для 8-тысячного русского войска.
     На флотилии с отрядом молодых бояр, стрельцов и казаков Адашев спустился по Днепру в Черное море. Его суда от устья реки направились к острову Долгий у Кинбурнской косы, далее на Джарылгач и Перекоп. Воины с флотилии захватили два турецких корабля, высадили десант на западном побережье Крыма, вблизи Перекопа, и набегами опустошали его берега.
     Шесть недель русские войска держали в страхе татар и возвратились через Березань и Очаков без потерь и с немалой добычей. За 2,5 недели Адашев разбил несколько отрядов хана Девлет-Гирея, освободил от татарского плена в приморских улусах много русских и литовцев. Действуя на Черном море "в малых челнах, как в больших кораблях", флотилия благополучно возвратилась на Днепр. На обратном пути Адашев отбивался от войск Девлет-Гирея, которые берегом преследовали шедшие по Днепру суда. Когда же у монастырского острога полководец развернул войска, Девлет-Гирей не решился атаковать и отступил.
     Захваченных в Крыму турок, Д.Адашев отослал очаковским пашам, велев сказать, что царь воюет лишь с врагом Девлет-Гиреем, а с султаном хочет оставаться в дружбе. В то время, когда Д.Адашев спускался по Днепру, Д.< Вишневецкий > занял долину Донца и направился в Азов.
     Французский исследователь этого периода Ш. Лемерсье отмечал, что в оттоманских архивах сохраняется большое количество документов о деятельности Дмитрия < Вишневецкого >, или, как его называли турки, "Дмитрашки".
     Историк подчеркивает то исключительное значение, что его Блестящая Порта предоставляла "единственному противнику империи, который осмелился позазихати непосредственно на оттоманские владения в то же время, когда непобедимые армии большого повелителя не имели себе ровных на полях боев".
     В 1559-1560 гг. < Вишневецкий > осуществил три не очень удачных наступления на турецкую крепость г. Азов. Они планировался, как походы с Днепра, Дона и Черкесии (вассальной Московии) одновременно. Однако черкесы кавказские не пришли, как и обещанные ногайцы. У Дмитрия < Вишневецкого > под рукой оказались только запорожские казаки и донские казаки.
     Кроме того, Азов (турецкое владение) был уже дополнительно укреплен и ждал врагов. На помощь азовскому гарнизону прибыл силистрийский (румынский) паша Синан-паша с отрядом янычар, а в море из Стамбула вышла эскадра, которая стала в Таманском (Керченском) проливе.
     По версии французского историка, профессора Сорбонны Ш.Лемерсье-Келькеже, изучавшего турецкие архивы, о походе Дмитрия < Вишневецкого > турок уведомил... один из московских купцов, прибывших перед этим в Кафу. Естественно, штурм Азова провалился, а попытка переплыть Таманский пролив и атаковать Кафу, окончилась неудачей. Д.< Вишневецкий > не солоно хлебавши, вернулся на Северный Кавказ, а уже оттуда, по приказу И.Грозного – в Москву.
     Между тем Иван IV, ведя, долговременную войну с Ливонией и стремился обеспечить себе тылы, начал добивался мирного соглашения с ханом. Об изменении своей политики Ивана IV писал Давлет-Гирею, давая при этом характеристику < Вишневецкому > и его казакам: "А некоторые наши люди, более близкие промеж нас, с братом нашим Давлет-Гиреем царем сморили, мы то обнаружили, и на них немилость свою наложили, некоторые умерли, а других разогнали прочь, а некоторые ни в тех, ни в других ходят". Вот она царская милость и благодарность!
     Результатом деятельности этих людей (Ивана Шереметева, Даниила Адашева, Ивана Михайлив но др.), по словам царя, единомышленников Курдского, были походы на Днепр и Дон "запорозького атамана, который перешел на руску службу, Дмитрия < Вишневецкого >..." Дмитрия < Вишневецкого > в Москве ждали разительные перемены, там царствовал террор и Ивана IV в письмах к Крымскому хану не лукавил. Оказалось, что когда < Вишневецкий > штурмовал Азов, Алексей Адашев был заключен в тюрьму, где и умер.
     Данила Адашев к моменту возвращения < Вишневецкого > в Москву также "почил в бозе" – сложил голову на плахе вместе со своим 12-летним сыном. Князь М.Глинский и голова боярской думы Бельский были в заточении. Таким образом., вся "антикрымская" коалиция в Москве была разгромлена.
     А Иван Грозный завяз в Ливонской войне, и война на два фронта (и с Крымским ханом тоже) ему "не улыбалась". Похоже, что и Дмитрия ждала незавидная участь. Правда, выслушав отчет < Вишневецкого > Ивана IV послал его опять на татарские улусы, но тот, только вышел за пределы Московского государства, сделав правильные выводы с увиденного в Москве, предпочел вернуться под руку польского короля.
     Иван Грозный воспринял уход "Дмитрашки", как личное оскорбление. "Пришел он, как собака, и потек он, как собака, а государству моему убытку никакого не причинил" – заявил царь. Но уже на следующий год И.Грозный наказывал своему гонцу в Польшу Федору Клобукину "разведать о князе Дмитрие < Вишневецком >, в какой он при короле должности".
     Турки так же внимательно следили за Д.< Вишневецким >. Так в указе Сенана-паши бею Кафи от 16 июня в 1560 г. говорилось по этому поводу, что московское правительство, стремясь продемонстрировать могучему южному соседу свою хорошую волю, отказалось от "Дмитрашки", за которого "не хотел нести ответственность".
     < Вишневецкий >, который, как казацкий гетман, должен был постоянно защищать украинские земли от крымчаков, увидев такое отношение к себе царя, возвращается на Запорожья. В его распоряжении находятся, отданы ему украинские и донские казаки, и черкесы племени Жане. За время тот, пока он вместе с казацкими "охотниками" был на службе у московского царя, кримцы усилили нападения на Украину.
     Узнав о возвращении < Вишневецкого > в низовье Днепра, крымский хан принял немедленные меры: мобилизировал все имеются силы крымчаков, направил к правителям Оттоманской империи гонцов из предостережением об опасности и за помощью.
     Ш. Лемерсье-Келькеже на основе анализа многочисленных турецких документов отмечает, что деятельность < Вишневецкого > вписывалась "в широкие рамки международных отношений того времени".
     Сравнивая военные приготовления Оттоманской империи против "Дмитрашки" с теми мероприятиями, которые Блестящая Порта (как любовно называла себя Оттоманская империя в дипломатических документах), осуществляла в то же время против других своих европейских противников – Венеции или Священной Римской Империи, можно понять всю глубину опасности, которую представляли для нее походы "литовского кондотьера" < Вишневецкого > и его запорожских казаков.
     Массовая мобилизация, проведенная в восьми турецких бейликах, отправления эскадры на помощь Крымскому хану являли собой исключительные мероприятия, к тому же – единственный случай в истории Оттоманской империи! – все эти действия были направлены не против государства, а против отдельной личности, которая была провозглашена "наибольшим врагом Блестящей Порты"!
     < Вишневецкий > хорошо понимал, что сам один не сможет противостоять силам крымчаков и турок. Нужен был обеспеченный тыл. И он обращается к королю. Как пишет М. Маркевич, "знаменитый воин, прежний гетман малорусский появился к королю и был принят ласково".
     6 сентября в 1561 г. Сигизмунд II Август вернул ему все звания и владения.
     А когда < Вишневецкий >, что дошел уже преклонных лет, заболел, то, по словам того же Маркевича, "король не только дал ему своего медика для вылечивания от яда, но и поинтересовался у царя о причине побега < Вишневецкого > из России".
     Время проходило. Преклонный возраст и военные походы ослабили князя. И все же, когда в 1563 г. его товарищ польский магнат Ольбрехт Ляшский, который имел в Молдове крепость, предложил отправиться вместе походом в молдавские земли, где между боярскими группировками разгорелось кровавое междоусобие за престол, < Вишневецкий > сразу же согласился. Набрав отряд казацких добровольцев, он скорее двинулся в Молдову.
     Однако здесь его отряд был завлечен турками в ловушку и разбит, а самого < Вишневецкого > взято в плен. 15 октября в 1563 г. французский посол в Стамбуле сообщал свое правительство: "Сегодня или завтра утром ожидается приезд "Дмитрашки" со своими товарищами".
     А через неделю он же сообщал, что "Дмитрашку", едва лишь прибыл, его величество султан приказал казнить вместе с другим вельможным польским господином Писоницким (Пясецким). Остальные, что были с < Вишневецким >, отправлены на галеры".
     О казни < Вишневецкого > осталось немало свидетельств. И первое из них принадлежит польскому историку Мартыну Бельскому, который в своей "Хронике" сообщил, что < Вишневецкого > по приказу султана сбросили из крепостной стены в Галати на крюках.
     Он висел на них три дня, свирепо проклиная Магомета и воспевая Христа. Обозленные его дерзостью турки расстреляли < Вишневецкого > из луков. "Говорят, – пишет дореволюционный русский историк Маркевич, – что перед казнью ему предлагали отказаться от православия, обещая жизнь и свободу, но князь отказался. Турки вскрыли ему грудь и, надеясь получить мужество знаменитого гетмана, вынули сердце, разделили и съели его".
     Трагическая смерть < Вишневецкого > оказала огромное влияние на массы днепровского казачества, с которым он так долго общался и которое возглавлял во многих военных походах.
     Жизнь и смерть его начали обрастать легендами. Одна из них и легла в основу песни о Байде-Вишневецком.
     За что такой Д. Вишневецому почет и всенародная память среди украинцев, спросит читатель? Ведь, будучи представителем правящей верхушки господствующего класса (как любили писать историки во времена советской власти), < Вишневецкий > не забывал о своих интересах и отстаивал в первую очередь их?
     Ответ, очевидно, заключается в том, что интересы самого Дмитрия < Вишневецкого > – в первую очередь защита Родины (а его родина это Украина, хотя входившая тогда в состав Речи Посполитой) от турок и татар, – совпадали с интересами низового казачества. А так же то, что в борьбе с ними Д. Вишневеций стал на сторону народа и личной храбростью, отвагой способствовал успеху этой борьбы.
     Построив местечко-крепость на Хортице, он сумел объединить здесь казацкие силы, которые признали в нем настоящего руководителя и гетмана и он достойно "презентовал" их перед другими государствами и правителями.
     Все это и способствовало потому, что жизнь и деяния Дмитрия Ивановича < Вишневецкого > оставили заметный след в истории Украины, став вдохновляющим примером для будущих поколений украинцев.
     А через восемь лет после смерти Д. < Вишневецкого >, в 1571 г. когда Крымский хан, воспользовавшись отвлечением русских войск на войну с Ливонией и Речью Посполитой напал на Московию и сожег ее столицу. А московского царь Ивана IV устрашенный вторжением крымских войск бежал в страхе в Рязань, чтобы оттуда через Вологду покинуть Московское царство на корабле, немного пройдя в себя, в своем обычном лицемерили, перекладывая вину за войну на три фронта с Ливония, Речью Посполитой и Крымским ханством оправдывался перед современниками такими словами "Москву уже сожгли, а меня не извещали десять дней. Ведь это изменна немалая".
     Но этот факт будет подробно исследован в следующей главе.
     И надо отметить, что не последнюю роль в этой русской катастрофе сыграло то, что украинские казаки уже не были форпостом Московского государства, а на Хортице не было сильного военного отряда, который бы мог ударить войскам Крымского хана в спину и тем самым путь на Москву с юга был открыт.


Источник: http://narodna.pravda.com.ua/authors/464c7e3e925fd/
Категория: Байда-Вишневецкий | Добавил: Stalker (14.09.2009) | Автор: Владимир Бровко
Просмотров: 3790 | Рейтинг: 2.0/2 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Логин:
Пароль:

Translate to ...


Поиск

Рекомендуем


Статистика
Locations of visitors to this page
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright BAYDA-SITE © 2008-2017

Rambler's Top100